17 Apr

Стакан кислоты – это страшный рассказ автора Genesis о парне, который однажды очнулся запертым в подвале. Ему предстоит сделать сложный выбор.

СТАКАН КИСЛОТЫ

Гусь очнулся…

Однако, нет. Прежде надо уточнить, что Гусь никогда не был физически причастен к пернатым. Более того, у него был паспорт, в котором было написано: ”Валерий Вячеславович Гомонов, 1990 года рождения, проживающий…” и так далее. Но друзья за его пижонские привычки звали его всего-навсего Гусем и много-много раз укоряли его старой крылатой фразой: ”Хорош гусь!”. Вот такой птицей и был Гусь…

Итак, Гусь очнулся. Причём безо всякого желания, поскольку это был третий день плена неизвестно у кого. Третьего дня припоздавшего домой Гуся кто-то сильно ударил по голове, после чего перед глазами стремительно опустился чёрный занавес. Когда же он поднялся, вокруг были грязные, облезлые стены, которые давно пора было заново штукатурить и красить. Пахло дрянью. Окон не было, и свет исходил только от голой лампочки под потолком. Выход был один – через надёжно запертую железную дверь, что, само-собой, сводило число путей к спасению на нет. Маленькая дверца внизу двери, через которую подавали какую-то баланду, была не в счёт… Первый день заточения ушёл на крики до хрипоты и бешеный стук руками и ногами в дверь. Второй прошёл в состоянии тихой истерики, и вот на третий день…

Как уже сообщалось, на третий день Гусь очнулся. Снаружи послышались шаги. Сверив время по часам, Гусь отметил, что баланду получать ещё рано. Однако в этот раз чья-то рука в перчатке осторожно поставила на пол гранённый стакан с треснутыми краями, наполненный какой-то жидкостью, и положила рядом записку. Записка гласила кривыми буквами:

”В стакане кислота. Ты должен её выпить, иначе умрёт мама”.

Гусь задрожал: маму он любил. Но пить кислоту из-за этого он не пожелал. Силы воли хватило только на то, чтобы отставить стакан в сторону от двери и вжаться в угол. Немного успокоившись, Гусь решил, что это шантаж: мама в безопасности, а кто-то хочет, чтобы он выпил эту кислоту…

На следующий день, когда подали миску баланды, в ней оказалось два куска бумаги. Один из них оказался свежей фотографией со старого чёрно-белого фотоаппарата, с которого смотрело круглыми глазами мамино лицо. Её голова была единственным, что находилось в кадре. Тела не было…

Во второй бумажке корявые письмена складывались в слова:

”Мама умерла. Пей кислоту, или папа тоже умрёт”.

Гусь поперхнулся, потом взял миску с баландой и, с большим трудом и при помощи ногтей открыв дверцу, выпихнул её наружу. Миска перевернулась, и баланда растеклась по полу, однако Гусь остался к этому безучастен…

Стакан кислоты продолжал стоять сбоку от двери, ожидая реакции пленника. Но Гусю не хотелось кислоты. Зато к вечеру захотелось есть. Баланду никто не принёс – пришлось укладываться спать голодным…

Утром в дверцу просунули ещё одну фотографию и одну записку. На фотографии оказалось изображено расчленённое папино тело, а записка сообщила, что это последняя записка и что если кислота не будет выпита, Гусю останется только помирать голодной смертью.

Мерзкое зрелище и дурная весть довели Гуся до бешенства. Он снова, как в первый день, начал барабанить в дверь, однако, как и тогда, ответа никакого не получил. После очередного удара Гуся осенило. Он взял стакан с кислотой, осторожно, чтобы не расплескать, приподнял. Запаха не было – видимо, это была соляная кислота. Гусь поднёс стакан к двери и резким движением выплеснул содержимое на дверь.

Реакции не последовало: дверь не обугливалась и не шипела, по ней просто-напросто расползалось мокрое пятно. Гусь стоял у двери и таращил на неё глаза. А дверь не стала тоньше, не начала плавиться – просто намокла.

Примерно в середине дня вопреки угрозе ничего не писать кто-то снаружи опять бросил в дверцу бумажку. На ней ровным почерком было выведено:

”Приветствую! Сколько бы ты не гадал, кто я такой, это бесполезно: ты меня не знаешь. Я около года наблюдал за тобой. Ты всё это время сидел на шее у родителей и ничего полезного ни для них, ни для себя не делал. Хорош гусь… Когда мне надоели твои номера, я решил испытать тебя. Я знал, что ты временами сидишь у дружков допоздна, и потому дождался такого дня и оглушил тебя. Сейчас ты находишься в подсобке заброшенной психиатрической лечебницы – ты её сам знаешь. Лампочка, к слову, горит потому, что я подтянул провод от бензинового генератора.

Я дал тебе пару дней, чтобы понять весь ужас положения и пожалеть себя. На третий я набрал в стакан мутной воды, а ты так просто доверился мне и всё это время думал, что перед тобой кислота. Ты дрожал от страха, пока не умерли оба твоих родителя. Они мертвы на самом деле, и это моя работа. Но если бы ты ещё в первый день вылил воду или выпил бы её, то не сидел бы больше здесь, а гулял бы на свежем воздухе… Ты только теперь до этого додумался, продав за свою шкуру собственных родителей…

Что ж, мне всё ясно. Ты глупое, трусливое ничтожество. Среди людей тебе делать нечего, поэтому выпускать тебя я не стану. Когда ты это дочитаешь, лампочка погаснет навеки – незачем больше тратить на тебя бензин.

Прощай. Целую, Genesis”

Vote This Post DownVote This Post Up (+4 rating, 8 votes)
Loading ... Loading ...
Если вам понравилось, поделитесь рассказом с друзьями в социальных сетях

Один комментарий

  1. .AnKo.
    12:03 on August 7th, 2017

    Хм… Напоминает серий фильмов “Пила”. Но, э-э, здесь куклой Уолли является сам автор историй, интересно!!;-)

Оставить комментарий:

:-D :mrgreen: :twisted: :arrow: :!: :-o :idea: :lol: 8) :cry: :roll: :-? :oops: more »