21 May

Ухэл-батор – это страшный рассказ автора Genesis о страшном монгольском духе, который обитает в степях Монголии.

УХЭЛ-БАТОР

Маша с детства любила лошадей. Высокие, красивые животные всегда будили в ней радость и ликование. Когда же доброго коня освещало рассветное солнце или его гривой играл ветер, восторгу не было предела. Именно поэтому после школы девочка поступила на иппологический факультет, откуда вышла профессиональной коннозаводчицей.

Поскольку Маша была отличницей, ей выпал самый счастливый жребий – приглашение работать в Монголии. В чём же повезло человеку, которого зовут в такую дикую степную страну? Дело в том, что слава Монголии – в их степных лошадях. У них свая красота и стать, малопонятная европейским ценителям лошадей – степная лошадь не так высока, имеет массивное тело и мохнатые ноги. При этом они более выносливы и быстры, им легче нагнать в степи любого зверя, чтобы всадник мог ухватить его и не испортить мех стрелой…

Машу доставили к месту стоянки степняков и познакомили со старостой Тургэном*, крепким стариком с толстой и морщинистой, как древесная кора, кожей и белоснежными волосами. Тургэн когда-то побывал в России, а потому немножко говорил по-русски. Напоив Машу чаем, он разговорился с ней о жизни за Уралом, о лошадях с русских лугов и о многом другом… К вечеру Тургэн постелил Маше постель в отдельной юрте и до того, как она уснула, показал висящий над входом толстый цветастый кнут:

– Это наша защита. Ночами в степи бродит Ухэл-батор**. Увидит кого в степи – непременно убьёт, в юрту без такого кнута с ветром ворвётся. Так что лучше после заката в степь не ходи ни за чем, как бы ни хотелось, и двери никому не открывай…

Маша засыпала с трудом: даже в тепле юрты чувствовалась тревога кочевой жизни. Где-то снаружи выл ветер, ему вторили волки… Вдруг среди этого дикого степного плача раздался плач человека. Кто-то жалобно и отчаянно кричал что-то на монгольском языке. Маше стало страшновато, но она всё же решила краем глаза выглянуть наружу. Приоткрыв дверь, она посмотрела в темноту, но не увидела ничего. Однако это продлилось около полуминуты – вдали зажглись два маленьких голубых огонька.

Маша закрыла дверь и завернулась в одеяло. Меньше всего она теперь хотела думать о том, что же это на самом деле. Но не успела она закрыть глаза, как послышался приближающийся топот копыт. Земля задрожала, словно сюда неслось стадо бешеных слонов. Копыта стучали о землю с гулом, перекрывшим бы и рёв горной реки. Приблизившись, топот затих. Кто-то ударил в дверь изо всех сил и внезапно прокричал страшным голосом на русском языке:

– Есть тут кто?! Я от экспедиции отстал, замёрз совсем! Впустите на ночь!

Маша замерла. Она помнила наставления Тургэна и те голубые огоньки на горизонте. А кто-то снаружи заколотил в дверь с такой силой, что юрта зашаталась… Но вот Маша услышала, как стук прекратился, и стоящий снаружи обронил какую-то резкую монгольскую тираду. Затем снова забили копыта – теперь уже удаляясь в степь.

Наутро Маша вышла из юрты и увидела, что вокруг юрты множество следов копыт. Степняки уже завтракали, и Маша присоединилась к ним. Тургэну она рассказала всё, что видела и слышала ночью. Нахмурился старик – не понравилось ему, что Маша ночью дверь открывала. Но за то, что не поддалась на лживые речи оборотня, похвалил. И рассказал Тургэн Маше вот какую историю:

Жил когда-то в степи богач, у которого в услужении был молодой пастух. И вот как-то богач на своего батрака ни за что озлобился и велел его раздеть, заковать в колодки и выбросить в степь. Там холод и волки с ним скоро расправились. Но поскольку лежал пастух посреди степи, и некому было его захоронить, пошёл его дух по степи бродить. Набрёл на такого же духа. Стало духам весело, что друг-друга нашли – пустились в пляс да не заметили, как воедино слились… Многие духи так сошлись, и был среди них один злой-презлой. Как принял его в себя наш дух, так и решил, что души из людей вырывать надо силой. А поскольку многие духи в нём слились, сила у них была страшная…

– А как же этот дух научился на русском языке говорить? – спросила Маша, когда Тургэн завершил свой рассказ.

– Не знаю. Но знаю, что хитёр и коварен Ухэл-батор. А ещё мог он и дух вашей земли впитать. Ведь жили те богач и пастух ещё при Бату-хане, как деды сказывали. А ваши люди в наших степях ещё не раз бывали…

* Тургэн – быстрый (монг)
** Ухэл-батор – воин смерти (монг)

Vote This Post DownVote This Post Up (+5 rating, 5 votes)
Loading ... Loading ...
Если вам понравилось, поделитесь рассказом с друзьями в социальных сетях

Оставить комментарий:

:-D :mrgreen: :twisted: :arrow: :!: :-o :idea: :lol: 8) :cry: :roll: :-? :oops: more »