14 Jul

В карты – это страшный рассказ автора Хансалу Яны. Доводилось ли вам играть в карты со смертью? Никогда не делайте этого, потому что итог всегда будет один.

В КАРТЫ

– Клянусь, я зашел, они все мертвые сидят, а на столе эта колода проклятая, – едва ворочая языком, проговорил старик и махнул рукой, приказывая трактирщику налить еще рома, – мне уж недолго осталось. Найдут их, меня вздернут, как собаку. Да только не я это. Клянусь, не я.

– А кто же? – усмехнулся сидящий напротив здоровяк. Он был слишком пьян, чтобы задуматься о смысле исповеди старика, принимая все за очередную городскую байку. Старик боязливо огляделся, словно проверял, не подслушивают ли их. Но в трактире царил привычный задорный гомон. Старик перегнулся через липкий стол и на самое ухо собеседнику прошипел «смерть». Здоровяк снова рассмеялся, оценив шутку.

– Отличная история. Тебе б легенды сочинять, – фыркнул он, но потом, видя тоскливый страх в глаза старика, прибавил, – как смерть? Старуха костлявая с косой?

– Нет. Девица молодая. Загорелая, румяная, губы алые, в платье сером. Красивая была бы, да глаза у нее безжизненные, будто стеклянные. Я этот взгляд век не забуду. Пришла вчера в черном балахоне и попросилась к хозяину впустить, мол, в карты сыграть хочет. А я, дурень старый, и пустил, – тяжело вздохнул старик, махнув рукой. Трактирщик поставил перед ним кружку рома. Старик, бросив ему пару монет и кивнув, задумался, прикрыв веки.

***

– К вам странник. Впустить? – пожилой помощник обнажил щербатые зубы в улыбке.

Торговец устало хмыкнул, закончив убирать товар в сундуки. Завтра предстояло отправиться в длинное путешествие. В такие ночи он плохо спал, переживая за сохранность сундуков и сопутствующую удачу. Лучше уж скоротать время в копании гостя, чем ворочаться на жесткой постилке, рассматривая трещины в потолке да созерцая кошмары в легкой дреме.

– Что за странник? – мужчина перевел взгляд на старика.

– Закутан весь в тряпки, но, вроде, женщина. Может бродяжка, – он качнул головой, – нельзя таких гнать. Примета плохая.

– Красивая? Чего хочет? – грубо бросил торговец, захлопнув крышку.

– Там только глаз виден, но фигура ладная. В карты сыграть предлагает, – неловко вымолвил старик. Торговец усмехнулся, пожав широкими плечами.

– А пусть войдет. Не было еще человека, который бы меня обставил. С женщиной в карты. Но кто из нас без греха: я иль ты? Веди ее сюда, и на стол принеси чего-нибудь. И вина подешевле налей, – торговец развеселился, поглаживая густые рыжие усы. Старик покорно кивнул и ушел выполнять поручение.
Она вошла почти бесшумно, лишь скрипнув тяжелой дверью. Торговец замер, рассматривая гостью. Она улыбнулась ему и почтительно склонилась, прижав к груди колоду, перевязанную алой бархатной лентой.

– Сыграем, господин? – тихо проговорила девушка, сняв балахон.

– Стой ты. Вдвоем нет интереса. Эй, старик, позови рыбака и палача. Сыграем вместе, – торговец потер руки в предвкушении. Девушка кивнула, но ни слова не проронила. Слуга поставил на стол кувшин вина и тарелку с фруктами да какими-то сладостями, которые не удалось продать. Торговец одобрительно кивнул, рассматривая гостью. Она была весьма хороша, но, похоже, слишком робела. Старик удалился, оставив хозяина наедине с гостьей. Торговец закурил трубку, привезенную с дальних краев, и стал рассказывать о своих путешествиях, изредка покашливая. Девушка слушала с немым восхищением, медленно пила вино, едва поглаживая колоду.

Все собрались к закату. Рыбак был весел, что наконец сможет отвлечься от наскучившего ремесла. Он был еще молод и дело, доставшееся от отца, стало ему в тягость. Палач хмурился, недоверчиво оглядывая девицу и карты, и повторял, что это грех, дело нечисто и только черти могут придаваться азарту в столь поздний час.

– Так тебе, дружище, все равно в ад, сколько не молись. Так почему бы не поиграть? – проговорил рыбак, откинув со лба золотистые пряди волос.

Торговец кивнул, разливая вино.

– И то правда, – согласился палач, поджав губы.

– Кто победит, тому девица? – предложил рыбак, подмигнув бродяжке. Она не шелохнулась, продолжая улыбаться.

Старик ушел спать, сетуя, что возраст не позволяет придаваться утехам перед путешествием, и только после этого девушка подала голос.

– Это особая игра, я узнала ее еще в детстве в своем маленьком селе от одного странствующего лекаря. Колода делится поровну между всеми, битые карты откладываются и их берут, если ничем отбиваться. Нечем отбиться раз, берешь две карты, снова нечем – еще четыре. Побеждает тот, у кого последняя карта останется, он ее кладет в центр стола и задает любой вопрос, который интересует, я отвечу. Может, сбудется, – она раздала карты.

– Ведьма, – пробормотал палач, но никто его не слышал. Все сидели, как завороженные, глядя в свои карты. Мужчина, стушевавшись, положил на стол пикового валета. Игра началась.

Спустя полчаса рыбак с довольным лицом выложил последнюю карту. Все ожидали его вопрос. Парень хлопнул по столу рукой и осушил чашку с вином.

– Будет у меня любовь? – поинтересовался он. Торговец и палач негромко засмеялись, вспоминая себя в его годы, и шепотом стали обсуждать девиц рыбака. Много у него красавиц было, но не с одной долго он не связывался. Надоедало. Ветреный еще парень был. Бродяжка благосклонно кивнула.

– Да, твое сердце будет принадлежать одной девушке. Она будет с ним очень осторожна, – ответила девушка. Торговец размазал сапогом по полу жирное черное насекомое. Бродяжка чуть поморщилась, разглядывая пятно из внутренностей жука.

– К нам еще игрок пожаловал, – гоготнул палач, голову которого уже изрядно вскружил алкоголь. Рыбак сидел, размышляя над словами девушки. Что-то в них всколыхнуло в нем тревогу, в груди гадко заныло. Но он продолжал улыбаться, наблюдая, как продолжают играть его товарищи, чтобы узнать, какие вопросы мучают их.

– Раз тебя лекарь научил игре, то, может, и в болезнях разбираешься? – спросил Торговец.

– Да, – произнесла девушка.

– Меня кашель замучил. Скоро пройдет? – пошутил он, кашлянув в ладонь.

– Очень скоро, – ответила она. Палач прищурился, заметив, как морщится рыбак, сжимая рубаху, но ничего не сказал. Торговец отошел выпить, захлебываясь сухим кашлем.

Вскоре и палач кинул последнюю карту.

– Не везет мне сегодня. Чего знать хочешь? – хмыкнула девушка. Палач отвернулся, глядя на сжавшегося от боли в груди рыбака, и вслушиваясь, как стихают отчаянные хрипы Торговца за стеной.

– Когда я умру? – спросил он, накрыв чертову карту рукой. Девушка задумалась, шевеля губами. Она считала: «десять, девять, восемь…».

Палач кинулся к двери, но, поторопившись, врезался в нее. Полка с горшками, висящая над проемом, сорвалась и рухнула ему на голову, пробив ее. Палач даже не успел закричать, свалившись как тяжелый мешок. Последнее, что он услышал, было мерное «один».

Рыбак выпучил глаза и хотел вскочить, но острая боль не позволила. Он с ужасом смотрел, как из груди вырвалось несколько огромных черных жуков, вытащивших сердце, которое еще трепетало, пока они волокли его по столу к скалящейся девушке. Она мягко сжала сердце в своих руках.

– Я хорошо буду о нем заботиться, как и обещала, – проворковала она, обращаясь к хладеющему телу парня. Торговец зашел в комнату, шатаясь. Его кожа посерела и покрылась гниющими ранами, он едва дышал. Издав прощальный хрип, торговец лег рядом с палачом.

***

Старик тяжело выдохнул, прислонившись к сырой стене темницы. Сквозь толстые прутья решетки пробивался лунный свет, освещая несколько крысиных трупов на полу. Старик и не думал сопротивляться ворвавшимся в трактир стражникам, чувствуя, что ему не поверят. А его история о девушке в сером платье так и останется байкой, которую порой рассказывают жители путникам, да старухи внукам.

– Я прожил неплохую долгую жизнь, – произнес старик, заметив в темном углу камеры девичий силуэт. На рассохшуюся бочку, заменявшую стол, легла знакомая колода карт.

– До рассвета еще есть время. Вытащи карту, задай мне вопрос. Может и повезет? – черноглазая прищурилась. Старик махнул рукой.

– Знаю я твой ответ, видел уже. Трубки с табаком не найдется? – он смотрел в безжизненные черные глаза, читая в них свою незавидную участь. Девушка протянула ему заветную трубку и отвернулась, размышляя о своем.

– Не хочешь быть повешенным? – вкрадчиво поинтересовалась она. В глазах блеснул задорный огонек. Старик пожал плечами.

– Кому охота? – усмехнулся он. Девчонка сняла капюшон балахона и тряхнула головой так, что черные волосы разметались по плечам.

– А давай, старик. Нравишься ты мне. Тяни карту, а там, как повезет. Что на ней будет, то и ждет тебя. Не обессудь, – хихикнула она, будто маленькая деревенская девочка. Он вытянул, невесело улыбаясь. Даже не взглянул на чертову картонку, зная, что пощады от судьбы ждать не стоит.

– Не люблю я, когда обо мне болтают, – проговорила девушка, исчезнув в темноте.

Старик сел на пол, вертя карту меж пальцев. По стенам что-то скреблось, приближаясь из мрака к нему. Крысы постепенно сбегались, казалось, со всей тюрьмы в камеру старика. Они были ужасно голодны с тех пор, как жители заставили их покинуть дома и сараи. Но серая масса замерла в сантиметре от него, словно чего-то ожидая. Старик перевернул карту и безумно рассмеялся. На карте была крыса с алебардой в забавных цветных доспехах, держащая в острых зубах человеческую руку.

Vote This Post DownVote This Post Up (+3 rating, 3 votes)
Loading ... Loading ...
Если вам понравилось, поделитесь рассказом с друзьями в социальных сетях

Один комментарий

  1. Роман Ударцев
    9:06 on July 16th, 2017

    Рассказ хороший, но, право слово, обидно как-то за Смертушку. Уж совсем из нее садистку изобразили. Впрочем, чувство юмора у этой дамы своеобразное, тут не поспоришь.

Оставить комментарий:

:-D :mrgreen: :twisted: :arrow: :!: :-o :idea: :lol: 8) :cry: :roll: :-? :oops: more »