Святой или нечисть – это жизненная история посетительницы Марии, о том, что за рясой священника иногда прячется настоящая нечисть. Если вам понравился рассказ, пишите автору на адрес Lunova85[a]mail.ru

СВЯТОЙ ИЛИ НЕЧИСТЬ

История реальная. Произошла эта история со мной, моей сестрой (назовем ее Анной) и на то время с ее парнем (назовем его Денис).

Мне было 14,5 лет, училась я в 8 классе, а моя сестра училась в областном городе в муз. Училище на 2 курсе. За несколько лет до поступления у нее были серьезные отношения с местным парнем. Любили друг друга до безумия, но родители того парня были против дружбы сына с моей сестрой, так как хотели чтобы он женился на дочери их друга. Закончились их отношения тем, что по инициативе сестры они расстались. Она очень боялась, что даже если они будут вместе, поженятся, то влияние его родителей на сына ни к чему хорошему не приведет. Она всегда говорила, что не хочет остаться в один “прекрасный” день одна с ребенком на руках.

Однажды, возвращаясь из училища на съемную квартиру, она познакомилась с парнем, Денисом. Оказалось, что Денис ее ровесник, студент духовной семинарии, и в будущем он станет священником. Сестра была очень счастлива, всегда радовалась и говорила, что с кем – с кем, а со священником жизнь должна быть как в раю, любовь, пока смерть их не разлучит и т. п. Но со временем оказалось, что у будущего падре характер как сахар со стеклом. Они часто ругались из-за его детских капризов и тяжелого характера. Будущий преподобный оказался и упрямым, и даже нагловатым. На Рождественские праздники он приехал к нам в гости без предупреждения, а потом на несколько дней увез Анну к себе, чтобы познакомить с родителями. Погостила сестра у них несколько дней. Дорога была неблизкой, Анна очень волновалась, но родители Дениса приняли ее приветливо, и волнения сестры скоро прошли.

Ничего не предвещало беды, но когда сестра возвратилась домой, то начала чего-то бояться. Когда она шла по улице или дома, то ей слышалось, что за ней кто-то идет. Вскоре такие же симптомы оказались у меня и у Дениса. Мама сначала думала, что сестра двинулась умом, но чтоб трое людей одновременно потеряли рассудок, это маму заставляло отбросить такой вариант. За некоторое время нам стали слышаться голоса, которые нашептывали мысли о суициде, потом мы вообще начали бесов видеть. Видели их приблизительно такими, как в фильме “Вечера на хуторе близ Диканьки “, только рыла не были такими длинными, а поменьше, и мохнатые очень-очень. Ну, может, вам это покажется смешным, но видеть такое было реально страшно. Моя сестра видела их по-другому. Наверное, каждый видел так, как себе представлял нечисть. Я скажу вам, что чем больше были запущены действия порчи, тем больше ростом демон виделся. Сначала видела их маленькими, на подушке сидеть могли очень маленькие, но чем больше прогрессировала порча и наш страх, тем больше они становились.

Я поняла, что страх их делает сильнее. Каждый раз, когда мы не могли помолиться, выпить миро или еще что-то, тогда они становились сильнее. Еще я поняла, что если он вырастет в полный рост человека, тогда тому человеку, наверное, уже помочь никто не сможет. Молиться стало невыносимо, прочитать молитву стоило многих усилий. У меня и у сестры были серебряные цепочки с распятием, так мы эти цепочки срывали с себя, потому что на том месте, куда прикасался крестик, оставался след как от ожога. Мы сильно исхудали, осунулись, тогда мама в отчаянии пошла в церковь и рассказала о том, что с нами происходит, священнику.

Он сказал, что хорошо, что мы обратились к нему, а не пошли по бабкам-колдуньям. Оказалось, что в одном городе, недалеко от деревни Дениса, есть церковь, где священники проводят разные лечебные обряды, в частности экзорцизм и т. п. Лечение они проводили дважды в неделю, и нужно было очень рано быть там. Ездить было очень далеко, тогда не оставалось иного выхода – мы с сестрой на все лето поселились жить у родителей Дениса. У Дениса был младший брат Игорь, он все нелегкое время меня очень поддерживал. Вскоре наши отношения из просто дружеских переросли в более романтические.

Ездили мы в эту церковь дважды в неделю. Перед проведением целебных процедур обязательно нужно было исповедаться, иначе молитвы священника не действовали. Вы себе даже не представляете, скольких трудов и усилий стоило заставить свое тело зайти в помещение церкви. Нас туда прямо-таки запихивали. Во время чтения молитв священниками и проведения служб люди, на которых была порча, сглаз, или они были одержимы, падали в обморок, катались по полу, изрыгали какие-то странные жидкости, орали просто зверскими голосами. Очень было страшно находиться рядом с таким человеком. Представляете, какое жуткое ощущение было, когда миловидная женщина, мужчина, бабушка или пай-ребенок в одно мгновение начинает смотреть на тебя злобными глазами с очень расширенными зрачками, это ощущение словами не передать. У меня от такого прямо кровь в жилах холодела, а когда издавались звериные крики, или дети орали басистым голосом, вообще в дрожь бросало от такого наблюдения.

Во время службы мы как-то еще более-менее держались, но когда священники начинали проводить обряды по каждому человеку индивидуально, вот тогда казалось, что внутренности все вывалятся наружу. Священник брал небольшое копье и легонько случал им по всему телу. Те люди, у которых все было в порядке, воспринимали эти действия спокойно, моя мама только немного печень ощущала, так как печень у нее больная с детства, и ее оперировали. Денис падал и извивался от боли, во время проведения обряда он дико орал и кричал, что у него болят ноги, мне и сестре тоже было невыносимо больно. Когда подносили к нам икону или чашу, из которой священники причащают, то сразу появлялось невыносимое чувство отвращения, начинало тошнить до жути и хотелось блевать.
Священник сказал, что мы трое, должно быть, наступили на какую-то порчу, что шли мы, наверное, вместе, держась за руки. (Действительно, мы так гуляли втроем, когда Денис был у нас.) Мы должны были носить на теле специальные освященные пояса с молитвой против всякой нечисти и каждый день пить елей, или же еще говорят, миро. Помолиться и выпить миро было сложно, хотелось орать, материться, по-прежнему виделись бесы, которые смеялись и нашептывали всякие глупости. Не дай Бог кому-то такое пережить даже в кошмарном сне. К концу лета нам стало лучше. Родители Дениса все время твердили, что это кто-то завидует счастью Анны и Дениса и поэтому делает на них порчу, что их надо побыстрее поженить, и тогда завистники успокоятся…

Еще надо сказать, что у моей сестры был поклонник, которого она всегда отвергала. Когда он узнал об отношениях Анны и Дениса, сложилось ощущение, что он потерял покой. Сотовых тогда не было, так домашний телефон просто краснел от его постоянных звонков, и тут странное дело, мы почти все лето провели вне дома, и как только приехали домой, чтоб взять еще кое-какие вещи, то, не успев войти в дом, мы услышали телефонный звонок. Сестра сняла трубку, звонил он, ее воздыхатель. Первое, что он произнес, было: “Ну как, вы еще живы? Как там твой хахаль себя чувствует?” Мы были шокированы, потому что знать о том, что мы приехали, не мог никто… Тогда подозрение о порче упало на него…

…Во время целебных процедур в церкви священник всегда нам говорил, что на самом деле боль ощущаем не мы, а тот человек, который делал порчу. Спустя несколько дней после звонка Аниного воздыхателя мы узнали, что у него случилось сложное растяжение связок на ногах. Странным образом ногу сломала и бабушка Дениса. Бабуле лет так 63-65, но по внешнему виду она казалась баба-гром. Тучная такая, сильная, с румянцем на щеках.

Денис все чаще и чаще показывал свой характер во всей красе. Однажды они с Игорем дурачились, боролись, как это бывает между братьями. Шутки закончились тем, что Игорь, который младше Дениса на три года, оказался сильнее. Дениса это так взяло за живое, что он ну хоть кровь из носа, но хотел доказать, что он сильнее (идиот, извините). Когда Игорь начал говорить ему: “Да ладно, что ты кипятишься, хорошо, пусть будет, что ты сильнее”, то к тому времени от злобы у Дениса в прямом смысле слова изо рта слюни аж пенились, и он, схватившись за кирпич, пытался доказать “свою силу”. Драка была такой, что на нее сбежалась чуть ли не половина деревни. Игорь драться не хотел, но так как Денис яростно махал кулаками, то выхода не было, должен был защищаться, где все-таки оказывался более сильным, чем старший брат. Чтобы остановить драку, Игоря на ночь отправили к соседям, чтоб Денис за то время успел остыть.

Мать Игоря и Дениса вовсю защищала Дениса, оправдывая его действия тем, что на нем порча, и он это все делал несознательно. Хотя на второй день Денис все-таки тайно ударил Игоря так, что тот на колени даже упал, но Игорь стерпел, наверное, из-за моей просьбы не драться с Денисом. Игорь в этом происшествии признаваться даже и не хотел, но я оказалась случайным свидетелем.
Лето подходило к концу, нам становилось лучше, демонов я уже не видела, но однажды, проснувшись ночью, видела женщину в черном, стоящую около моих ног. Может, это был сон, но я по сей день уверена, что видела эту женщину ясно. Спустя где-то недельки две я вновь ночью увидела женщину, но уже в белом. К тому времени я уже спокойно стояла во время проведения лечебных молитв, спокойно могла посмотреть в церковную чашу, прикоснуться лбом к стеклянному гробику с мощами святых. Сестра еще оставалась жить у Дениса, а меня отец Иван благословил, и я уехала домой, так как в начале сентября должна была ехать в лагерь “Артек”. Ехать ужасно не хотела, очень привыкла к Игорю, брату Дениса, но на меня все наорали, чтоб ехала, что отдых мне после пережитого будет полезен, да и путевка досталась бесплатно. Я ее выиграла на областном литературном фестивале (с детства пишу стихи). С Игорем попрощалась, он пообещал, что будет меня ждать, и я уехала в лагерь. Купила себе немного миро, чтоб еще попить, так, на всякий случай, но, к сожалению, по дороге эта баночка разбилась. Пояс, который я носила с молитвами, я сняла, чтоб избежать расспросов своих сожительниц по комнате, но имела его с собой в рюкзаке. Время в лагере пролетело быстро и без всяких мистических происшествий, ну разве что были вечерние девичьи рассказы разных страшилок. Так, как это обычно бывает в лагерях. Свою реальную историю я не рискнула рассказать, так как не хотела, чтоб от меня потом все шарахались…

После моего возвращения из лагеря моя сестра и Денис, уже здоровые, начали жить вместе на съемной квартире в том городе, в котором учились. Его родители постоянно твердили: их надо поженить, чтоб завистники успокоились… После приезда из лагеря сестра меня должна была встретить. (Нас всех привозили в областной город, а оттуда уже все добирались с родными, которые должны были встретить.) Мама моя меня встретить не могла, так как находилась за границей. Она начала заниматься челночной торговлей вместе с родственниками Дениса. Приехали мы на вокзал, там стояла толпа народу. Все встречали отдыхающих, но в толпе не было никого, кто мог бы встретить меня. Анна с Денисом не пришли меня встречать… Мне было так обидно… Потом я просто начала паниковать потому, что денег у меня уже не было, чтоб приехать самостоятельно домой. К счастью, я повстречала знакомую женщину-организатора того литературного фестиваля, она жила в соседнем поселке. Она встречала свою дочь и ее подружек, которые тоже отдыхали, и взяла меня вместе с ними, иначе мне пришлось бы просто ночевать на вокзале. Когда мы ехали, то она рассказывала ребятам о том, как их дома ждут близкие, что для кого-то испекли пирог, кому-то наготовили любимых пельмешек. Меня душили слезы, которые я еле сдерживала, ведь меня даже никто не встретил, а дома ждала пустая квартира. Мама моя, естественно, в тот день звонила Анне, спрашивала ее о том, как меня встретили, но Анна маму убеждала, что я должна приехать на следующий день. Даже не призналась, что просто позабыла обо мне.

Приехала я домой, наревелась от обиды, а аж утром позвонила моя сестра на домашний телефон (сотовых тогда не было) и так говорит, как ни в чем не бывало: “О, ты дома, я вспомнила, что тебя надо встретить, но уже было очень поздно. ” Я тогда, не помня себя от злости, указала краткую дорогу, куда ей надо пойти, и положила трубку. Потом, когда я пришла в себя, начала жалеть об этом, ведь я осталась дома без средств к существованию. Практически все продукты, из которых можно было что-то приготовить, забрали вечно голодные студенты. Но наступили выходные, и Анна с Денисом приехали. Анна дала мне деньги, которые для меня оставила мама. Особо не извинялась за то, что так подло поступили, но предложила мне на недельку приехать к ним. Уже начался учебный год, я была ученицей 9 класса, но сестра говорит, мол, ничего не случится, если пропустишь денек-другой. Я согласилась. Деньги, оставление мне мамой, конечно, взяла с собой. Денис не забыл напомнить о том, что я ведь тоже кушаю.

На следующий день к Анне и Денису должен был приехать Игорь, я по нему очень соскучилась. Игорь приехал, но уже с порога я почувствовала какой-то холод и отчужденность от него. Он старался всячески меня избегать. К концу вечера я узнала, что он уже имеет девушку. Звали ее тоже Анной, чему моя сестра очень радовалась, что тезка, как и она… Мне было очень тяжело от этого, всегда очень больно, когда тебя бросают. У нас с ним не было интима, да и какой интим в 14 лет мог быть. Не могу сказать, что к Игорю у меня было чувство любви – нет, я испытывала к нему симпатию и благодарность за его поддержку в то время, когда мы лечились в церкви, но на душе от предательства было невыносимо тяжело. Игорь уехал, а я еще осталась до конца недели у сестры.
Как-то, когда Анна чистила картошку, я увидела, что Денис (будущий священник!!! ) тихо подкрался к ней сзади и ножницами отстриг немного волос, потом положил их на столовую ложку, зажег и, нюхая, что-то шептал. Я была в шоке, начала спрашивать его, что он делает. Он сказал, что говорит: “Прикурись ко мне, как этот дым”, или что-то в этом роде. Говорит, что после такого ритуала человек будет любить и не бросит, и предложил сделать такое Игорю. Я была в шоке от увиденного, такое делать Игорю я не хотела…

Родители Дениса настаивали на женитьбе, аргументируя это тем, что после свадьбы завистники успокоятся и перестанут заниматься “чёрными делами”, что после свадьбы их деяния уже не будут нести пагубное влияние на Анну и Дениса. Моя мама не слишком радовалась такому поспешному браку моей сестры, ведь Анне тогда исполнилось только 19 лет, но под давлением и уговариванием будущих сватов дала разрешение на этот брак.

Вскоре Денис с родителями приехали к нам в гости свататься. У Анны был кот, которого она очень любила. Когда-то Анна по дури Денису сказала, что выйдет замуж только после того, как ее Мурчик умрет. Вона это не серьезно говорила, просто Денис глупо ревновал ее к коту, вот она и доставала его такими же глупыми шутками.

Погостили родители Дениса, определились с датой свадьбы и уехали. Вечером моя сестра орала на улице во всю глотку, звала кота домой, но он не пришел. Утром его тоже не было. В общем, пропал кот без вести. Погоревали мы за ним, ну вот что поделать – жить-то надо дальше. В конце октября сыграли свадьбу.

После свадьбы жизнь Анны превратилась в кошмар. Денис постоянно ее пилил по разным пустякам, вообще ужасно к ней относился, а она себе тихонько поплачет в подушку и терпит. Ее поведение напоминало гипнотическое воздействие. Она как с пеленой на глазах не замечала Денисовых недостатков и во всем ему потакала, на все глупые поступки закрывала глаза. У Дениса оказалась еще одна пагубная привычка – он и дня не мог прожить, чтобы не занять денег. Вскоре оказалось, что пока моя мама находилась за границей, он успел занять кругленькие суммы денег уже почти у всех наших родственников, соседей, знакомых. Анна, как марионетка, беспрекословно подчинялась ему и ни в чем ему не перечила.

Родители Дениса всей своей оравой наседали на мою маму с требованиями: “Ты чего на заработки ездишь? Надо детям помогать”. Моя мама с мягким характером итак всячески материально помогала молодоженам, но тут-то уже дошло до того, что под давлением она практически все заработанное отдавала, сплачивая долги Дениса…

Вскоре Дениса высвятили, и он уехал с Анной в Черкасскую область, где он имел парафию. Долги их все росли и росли…

Анна однажды рассказывала о том, как они приобретали какую-то технику, и им тысячи гривен не хватило, и Денис продавщице пообещал, что на следующий день он недостачу ей додаст, и как ни странно продавщица, которая его видела впервые, согласилась. Я лично всегда просто удивлялась, как ему удается занимать у людей столь крупные суммы денег. В банках ему давали кредиты на просто космические суммы. Как ему удавалось расположить людей на доверие к нему – до сих пор остается загадкой. Моя сестра в ссоре с ним узнала, что кот, который пропал в день помолвки, это тоже дело рук “преподобного”. Он сказал, что в тот день увидел, как машина сбила кота и, мол, добил его, чтобы тот не страдал. Моя зомбированная сестра ему поверила, а мне вот кажется, что никакая машина кота не сбивала…

Моя мама, как я уже говорила, начала заниматься с Денисовыми родственниками челночной торговлей, и вот однажды, когда “родственники” между собой разругались, мама узнала, что бабушка Дениса носит с собой шнурок, на котором был повешен ее муж.

Он повесился из-за долгов, тоже имел такую слабость к занятию денег. Висящим на дереве его нашла мама Дениса, когда была им беременна. Жизнь Анны с Денисом катилась в пропасть. Он начал бить ее, давал ей “благословение” за непослушание, чтоб она отбила 100 или двести поклонов, иначе, по его словам, ее ждала кара небесная…

Теперь вернемся немного к Игорю – брату Денисовому. Как я уже говорила, он начал встречаться с девочкой, которую тоже звали Анной. Их отношения тоже были далеко не безоблачными. Однажды, когда он пришел к ней, у него просто на пороге остановилось сердце. Его еле откачали. В скором времени после этого происшествия его девушка внезапно ослепла, потом ее парализовало. Мама Дениса и Игоря запела старую песню о том, что это завистники так делают…

Вот, тогда уже начали в ту же самую церковь возить Игоря и его девушку. Со временем зрение ее возобновилось, а потом и вообще здоровье наладилось. Родители Игоря сразу же начали готовиться к свадьбе, “чтоб завистники успокоились”.

Мне и моей, вечно отдающей чужие долги, маме Денис уже настолько стал противен, что, когда они с Анной приезжали к нам, то мы еле выдерживали его присутствие и его поведение, вечно ноющее и канючащее под тупыми предлогами деньги. К этому времени моя сестра уже была беременной. Но от той веселой, жизнерадостной сестры, которую я всю жизнь знала, остался по внешнему виду только мешок с костями. В свои 21 лет, с ростом 175 см, она весила неполных 50 килограмм. Люди, знавшие ее, ужасались от ее внешнего вида. Когда они с Денисом приезжали к нам погостить, то мы с мамой заметили, что Денис никогда не оставляет Анну с нами наедине. Даже, когда приходила подруга детства и хотела поговорить с Анной, то возможности такой не представлялось. Он даже у дверей в ванную комнату, где девочки питались поговорить, их поджидал.

Родилась у моей сестры дочка, и моя мама поехала к ним, чтобы помочь первые дни Анне с ребенком, да и по хозяйству. У них было 10 свиней. Когда вечером мама с сестрой решили искупать ребенка, то не знаю у кого как, но у нас в семье так заведено, чтоб сначала рукой перекрестить воду, в которой дитя будет купаться. Когда мама перекрестила воду, Денис словно взбесился, начал орать как сумасшедший, что, мол, мама ребенку таким образом нанесла смертельный грех. В общем, против ночи он выгнал мою маму из дому. Сестра, как ни странно, не встала на защиту мамы, только сидела и рыдала. Мама моя, не видя дороги от слез и даже не зная в какую сторону направляться, была в отчаянии, так как находилась за 1500 километров от собственного дома. Она вышла на дорогу и у прохожих спросила, в которой стороне находится город Тальне. Это самый ближайший город, из которого можно было поездом возвратиться домой.

Шла мама темной ночью в незнакомой для нее деревне. Когда деревня закончилась, то пред ней оказалась дорога, по двум краям которой было поле засеянное чем-то. К Тальному на машине добираться надо было где-то около часа, а пешочком намного дольше. Вот внезапно подъехала машина, длинная такая, огромная, на таких дальнобойщики ездят. Останавливать ее мама побоялась, но машина остановилась, и из нее выглянул миловидный паренек. Говорит:
“Тетенька, вы что так среди ночи идете одна, как будто вас выгнали, садитесь, подвезу.”
Моя мама залилась слезами. По дороге парень расспросил маму о том, что случилось. Когда мама ему все рассказала, то он хотел вернуться к дому Анны и Дениса и вставить ему мозги, но мама его отговорила, так как улица там узкая и ему было бы сложно развернуться длинной машиной…
Анна несколько раз уходила от Дениса, но, приехав домой, ночами ревела за ним, жаловалась на сердечные боли. Когда ее дочке было месяца (?), замуж выходила кузина Дениса. Они приехали на свадьбу, после свадьбы Анна приехала к нам, чтоб бабушка посмотрела на внучку, но к Денису она уже не вернулась. К тому времени, по уговоркам Дениса, наша квартира была залогом его очередного кредита. Как мама такое разрешила, не пойму, ведь знала, что он за “фрукт”. Выплачивать по кредиту Денис, естественно, не хотел, чтобы не остаться без крыши над головой, мама вкалывала как проклятая. Четыре года отрабатывала она его долги. Челночной торговлей она уже занималась без участия Денисовых родственников. Еще хочу сказать, что у мамы моей появился любимый человек (с папой она в разводе).

Мужчина этот торговал недалеко от мамы, и они как-то сначала сдружились, потом он маму забрал жить к себе. Так как был местным и в свои 45 был еще холост. Жил этот человек со своей старенькой мамой. Так моя мама, наконец, ощутила опору. Жили они вместе уже год, но однажды, на базаре этот человек заступился за нее, когда Денисовы родственники за что-то цеплялись к ней.
После того, как он заступился за маму, он вечером внезапно начал плакать и стало с ним что-то нехорошее происходить. Такое ощущение было, что рассудком двинулся.

Как мама не пыталась ему помочь, ничего не вышло, и она ушла от него, так как поведение его становилось опасным. Он время от времени как бы приходил в себя. Даже сам в психиатрическую больницу приходил и просил о помощи, но в больницу его не определяли, так как выглядел адекватным. Потом опять шло какое-то помутнение…

К Денису Анна уже после развода несколько раз возвращалась, мотивируя это тем, что хочет сберечь семью, но когда он удрал от какой-то шайки бандитов, которым задолжал очень большую сумму денег, и они ей угрожали расправиться с ребенком, тогда терпению пришел конец. Уехала она из пустой квартиры, где даже стула уже не было, чтоб присесть. Все растаскали люди за долги. Анна еще долго горевала за ним, хотя осознавала уже, что хорошего не будет ничего с этим человеком. Вот, казалось бы, тогда у сестры, наконец, спала пелена с глаз, но явился к 8 марта преподобный и подарил ей букет с парным количеством цветов и с туей. После этого она еще раз к нему возвращалась, но спустя неделю вернулась.

Дениса лишили его сана священника. Он так и живет на кредиты, которые ему странным образом дают. Уже несколько раз женился, на богатеньких девушках, после чего обчищал их и подавался в бега. Его уже разыскивает милиция и в Украине и в России, где он жил под именем Денис, Кирилл. Крутые парни тоже неодноразово искали его у нас. Если поймают, то непарадный час ему будет. Несколько раз Дениса сажали в тюрьму, но он мастерски откупался, хотя дел на него уже завелось, хоть греблю загати. Было даже такое, что он сжег свою машину, пытаясь инсценировать свою смерть, чтоб его больше не искали, сбил однажды машиной человека насмерть, но тоже откупился. Сейчас он живет кочевым образом жизни. Постоянно выставляет на своей странице фотографии из разных городов мира, хвастаясь при этом, как много он повидал (за чужой счет).

У Игоря уже двое детей, но старший сын родился немой. Родителям Дениса определили 2 группу инвалидности, потому что у них двоих почему-то стираются все суставы.

Бабушка Дениса, которая носит шнурок мертвого повешенного мужа, вышла за границей замуж и купила квартиру… Смешно?

Я тоже с этого смеялась, когда узнала. Вот, невеста не ровня другим..

Сейчас Анне 31 год, выглядит она хорошо, дочке ее 8 лет. Личную жизнь Анна пока не устроила. Дочка ее, к сожалению, имеет сложный характер.

Вот такая жизнь. Когда-то сестра боялась остаться одна с ребенком на руках, предполагала, что со священником жизнь удастся. Не так-то вышло, потому что “святой” может оказаться нечистью.

6 комментариев

  1. Ник

    отличная история…) и как же Вы всё пережить смогли?!…

  2. Kaisa

    Интересно

  3. Aumi23

    Очень инетерсная история!! и наверное действительно трудно было это пережить)))

  4. Мария

    Да,очень трудно было,но главное впервую очередь верить,что Господь поможет

  5. Алёна

    “Падре” это у католиков…

  6. Андрюха

    это история с сайта urban-legends ru