slash-mask

У толстяка будет девушка – это страшный рассказ в стиле слэшера, о парне толстяке, который очень мечтал встречаться с красивой девушкой. С друзьми, они едут на дачу к озеру, где происходят ужасающие события.

У ТОЛСТЯКА БУДЕТ ДЕВУШКА

НАЧАЛО СТЕНОГРАММЫ

Не слишком ли яркий свет? Да. Да. Из-за камер… Я понял. Нет, мне не нужен адвокат. Мне просто жаль, ребята, что вы не дождались, пока я выйду из больницы.

С чего начать? Вы же уже всё знаете… верно… видеозапись.

Ладно. Ладно. Меня зовут Адам Драм… Мне 18, почти 19, на самом деле.

Я знаю, что выгляжу старше; это из-за лишнего веса. Единственное преимущество в том, что весишь за 140 кг., в том, что мне никогда не нужен был паспорт. Наверное, мне не следует говорить это полицейскому… Я хотел сказать, женщине полицейскому… я хотел сказать и полицейскому и женщине полицейскому… вообщем, детективам полиции… извините.

Да, детектив Коннелли, я готов продолжать. У меня просто… вроде как всё перемешалось в голове, но я знаю, что случилось. И я всё расскажу. Я не хочу, чтобы возникли какие-то вопросы или сомнения по поводу того, что произошло. Давайте начнём.

Нас было шестеро. Я, Кей и Дженни, Лори и Марк, и Элис. На моём Хаммере мы поехали к озеру.

Хаммер… ну, на самом деле, он принадлежит моему отцу, но он разрешил мне взять его. Он просто был рад, что я поеду куда-нибудь со своими друзьями.

Что? Вы удивлены, что они были моими друзьями? Самые популярные ребята в школе не общаются с такими толстяками, как я; так вы думаете?

Понимаете, с тех самых пор, как я стал себя осознавать, я всегда знал, что у меня избыточный вес. Когда другие дети отказываются играть с тобой на качелях, ты начинаешь кое-что понимать. Уже тогда, много лет назад, я твёрдо решил, что будь я толстым или худым, я никогда не буду жертвой. Жертвой… Ну, знаете, все эти глупые комедии, в которых толстый парень, никогда не добивается любви девушки, которая смеётся над ним.

Мой отец всегда говорил мне, что ты можешь получить всё, что захочешь, в этом мире. Тебе просто нужно действительно этого хотеть и быть терпеливым. И папа, в конце концов, знал, что он неприлично богат.

О, я полностью признаю, что мой отец неприлично богат, и это открывало для меня некоторые двери, но не настолько. Не из-за денег отца эти клёвые ребята приняли меня в свою компанию, я в этом уверен.

В любом случае, за рулём был я. Мы собирались ночевать под открытым небом на берегу озера, чтобы отпраздновать наш выпускной вечер. Я сделал так, чтобы мы были обеспечены переносным газовым грилем, палатками и портативным телевизором… Мне пришлось долго петлять, чтобы попасть туда – я всё время не мог найти нужный поворот к озеру.

…Нет, я никогда не был там раньше, и меня слегка выводил Кей, который смеялся над музыкой, которую я слушал. Ну, меня бесили его шуточки, что Лиз Фэйр – отстой! Да она поёт уже гораздо дольше, чем все эти косящие под девочек-подростков певицы, которых крутят на радио в наши дни. Элис чем-то напоминала мне Лиз, может быть поэтому она мне нравилась.

Да, она мне нравилась. И я думаю, что я нравился ей, ну… пусть даже чуть-чуть. По крайне мере, у нас было две полноценные пары, и я с Элис. Всё складывалось в мою пользу. К тому же, она разругалась со своим парнем Томом. Она снова его отшила, и в конце концов, должна была начать встречаться со мной. По крайне мере, я к этому стремился.

Я знал, что мне нужно действовать. Я ждал годами такого шанса. Она действительно была настроена в этот раз, отшить своего парня навсегда, я был уверен в этом. В противном случае, зачем ещё она уговорила нас воспользоваться дачей своего бывшего парня? Они называли это дачей, а на самом деле, эта была прибрежная полоса возле озера, с хижиной и небольшой пристанью рядом, и ещё с кучей всякого хлама.

… Да, да, мы совершенно незаконно проникли на эту территорию. Том всегда был чистюлей, и его родители не пользовались дачей, потому что в хижине была какая-то “токсичная плесень”. Я предполагаю, его родители хотели нанять кого-то, чтобы дом отчистили от этой плесени. В общем, мы спорили про Лиз Фэйр, и наконец, Элис узнала дорогу, и мы остановились возле токсичной дачи родителей Тома. Чуть позже мы уже разложили наши вещи на берегу озера.

Ну, на самом деле доставал вещи из машины я, а остальные уже плескались в озере. Нет, я был не против, я пока не был готов флиртовать с Элис. Кроме того, кто-то же должен был настроить гриль и телевизор. Зато, пока я разбивал лагерь, я хорошенько разглядел Элис, и это было только начало. Когда они накупались, мы сделали шашлыки, и все выпили по несколько банок пива. Надо сказать, я не мог не заметить, что Элис выпила больше остальных.

Когда солнце зашло, я предложил включить телевизор и подключить к нему Xbox, но другим просто хотелось посидеть у костра. Меня попросили установить палатки, потому что у меня у единственного был опыт в качестве бойскаута. На самом деле, это было не совсем так. Из бойскаутов меня выгнали…

Что? Ах… да, я достал палатки из Хаммера и начал их устанавливать, в то время, как парочки у костра стали целоваться. Элис подошла ко мне, чтобы помочь. Мы стали разговаривать о том о сём.

“Сколько у нас палаток? Две?”,- спросила она, когда я заставил её держать стойку палатки прямо.

“Да”,- сказал я, натягивая тент палатки,- “Палатка для мальчиков и палатка для девочек”.

Потом она начала смеяться. Я попытался смеяться вместе с ней, но потом спросил: “Что? Что смешного?”.

“Посмотри туда”.

Она указала на костёр, в сторону Марка и Лори и Джении с Кеем. События приняли более откровенный характер, это были уже не простые целовашки-обнимашки. Рубашки и ремни были расстёгнуты. Элис сказала мне: “Ты думаешь, они захотят спать мальчики с мальчиками, девочки с девочками? Мы, что детишки, которые пошли в поход с родителями?”

Я отпустил палатку, когда понял, о чём она говорит. “Я не думал…”

“Понятно, что ты не думал”. Она едва сдерживалась, чтобы не смеяться.

“Что, чёрт возьми, ты имеешь в виду?”

Я, наверное, в тот момент, казался очень рассерженным, потому что она снова стала ласковой со мной. “Ну, я хотела сказать, ты такой милый и невинный. Это то, что мне в тебе нравится”.

Краснея и улыбаясь, я установил вторую палатку, и мы с Элис решили ночевать в Хаммере. Когда я сказал, что могу спать на улице, она сказала, что я мог бы лечь в спальном мешке рядом с ней. Я сказал ей “Ты понимаешь, что все тогда будут говорить, что мы спали вместе?” Мы хорошенько посмеялись над этим.

Установив платки, мы вернулись к костру. Кей и Дженни удалились в лес; Марк и Лори пили пиво и смотрели друг на друга. Луны на небе не было, но звёзды сияли так ярко, что казались светлячками, до которых просто нельзя дотянуться. Марк сказал: “Мы должны устроить фейерверк, здесь слишком тихо”.

“Мне нравится тишина”,- сказала Элис. “Мне кажется, что мы иногда слишком много болтаем”.

“Да”,- согласился я.

“Мы же на самом деле, не сказали ещё ни слова”.

“Да”,- снова согласился я.

Ответом Марка стала долгая, противная отрыжка. Лори показалось это смешным. После этого, они отправились в одну из палаток, раздевая друг друга по дороге.

“Ну …” – сказал я,- “устроим фейерверк… ”

Элис улыбнулась мне. “Я тебе устрою фейрверк!”,- сказала она. “Пошли, я хочу тебе показать кое-что”. Она взяла меня за руку и повела меня в лес. Не в ту часть, где раздавались прерывистые вздохи Дженни. Казалось, что всё вокруг пахло сексом, и похоже, меня тоже ждало это. Я хочу сказать, что я не горел большим желанием, заниматься этим на улице, но девушки не любят трусов?

Правда, ведь?

Как я уже сказал, Элис взяла меня за руку и повела в лес … вдаль от озера и хижины – нам пришлось взобраться на небольшой холм. Подъём был немного крут, но я стал выдыхаться только где-то до полпути. Я не замедлился и не дал ей понять, что мне тяжело, впрочем, я дал ей немного оторваться. Но я был вознаграждён. Минут через 10, деревья перед нами расступились, и мы оказались на поляне.

Ну, похоже, это была натуральная поляна. Это было место, где просто не росли деревья. Они просто окружали это место… как ещё я могу описать это? Та часть деревьев, которая была расположена к поляне, была голой, никаких веток и листьев. Даже травы там не было, только грязь. Возможно, это было одно из тех мест, куда сбрасывали токсичные отходы. Возможно, это была та самая плесень, которая разрушала дом родителей Тома. Чтобы это ни было, ничего романтичного в этом не было. Но не сказать, что меня это сильно волновало. К тому времени я уже сильно завёлся.

Посреди поляны, стоял большой камень. Он был чем-то похож на гроб. Он почти сверкал, звёздный свет отражался от него почти как рябь, словно от поверхности воды. Отчасти, он напоминал вулкан. Но это было сумасшествием, потому что никаких вулканов в этой части штата нет.

Я спросил её “Что это за место?”

Было темно, но я уловил её улыбку. Она крепче сжала мою руку.

“Жутко, правда?”

“Всё в порядке”. Я повернулся к ней лицом. Я много лет представлял этот поцелуй в своём воображении. Сейчас или никогда. Но она пошла дальше, почти волоча меня за собой.

Она коснулась чёрного камня так, как люди касаются надгробий своих бабушек и дедушек. “Мы с Томом нашли этот камень прошлым летом, когда гуляли. Никто не знает, откуда он взялся”.

“Тома здесь нет”,- выпалил я. До сих пор не знаю, что заставило меня так грубо сказать это. Она немедленно отпустила мою руку и скрестила руки на груди. Помню, я тогда подумал про себя, вот, что значит упущенная возможность. Я попытался исправить ситуацию. Помню, спросил её “Как ты думаешь, что это?”

“Может быть, он прилетел из космоса”,- предположила она, сказав это немного рассержено. “Может быть, он всегда тут был”.

“Может быть, это место раньше принадлежало сумасшедшему коллекционеру камней”,- добавил я.

“Да … “- Она отвернулась от меня, глядя в сторону нашего лагеря. Наверное, я раздражал её, потому что стоял к ней слишком близко и пристально смотрел на неё.

“Элис…” – кажется, мой голос немного дрожал. “Элис, ты не представляешь, как сильно…”

Но я так и не закончил предложение. Элис встала и посмотрел мне через плечо. “Что это? Что там?”

Когда я повернулся, мне показалось, что я что-то заметил. Моим первым инстинктивным движением было прикрыть Элис. Если на неё собиралась напасть голодная рысь или медведь, то им сначала пришлось бы иметь дело со мной. Я подумал, что если не могу рассказать, какие испытываю к ней чувства, то могу показать ей это.

“Что это?”- снова спросила она.

“Всё в порядке”,- сказал я.

Высокий, темный силуэт вышел из леса. Сначала мне показалось, что с головой парня что-то не так. Потом я понял что он был одет в мотоциклетный шлем и комбинезон. На нём также был одет пояс с инструментами, как у плотников. Он болтался на нём, пока он шёл.

“Возвращайся”,- сказал я Элис, так тихо и спокойно, как только мог. “Сотовый и ключи лежат в бардачке Хаммера”.

Потом я сделал шаг вперёд. В тот момент я был больше встревожен чем испуган. В конце концов, я на 50 кг весил больше этого парня. Это был мой шанс, доказать ей, что я чего-то стою, показать ей глубину моих чувств. Когда я оказался вблизи от незнакомца, я смог разглядеть, что у него на лице, была одета одна из этих мотокроссных масок в стиле BMX. Помню, что я поднял руки вверх, готовый к драке. Я пытался казаться спокойным, и первое, что я сказал, было: “Где твой мотоцикл?”

Потом он ударил меня и я потерял сознание.

Один чёртов удар, и я потерял сознание.

Очнувшись, я не мог понять, сколько я был в отключке, но мои сны были ужасными и было холодно, очень холодно. Я не думал, что во сне можно чувствовать то, что происходит в реальности. Думаю, меня это и разбудило. Первой мыслью, когда я проснулся, было то, что идёт дождь.

Но дождь не бывает таким тёплым, и звуки вокруг… звуки, которые я слышал, не имели ничего общего с дождём.

Я открыл глаза, и на мгновение подумал, что я, может быть, просто уснул возле нашего костра. Звуки вокруг, едва не ввели меня в заблуждение. Потом я услышал стон умирающего Кея, и тёплая, красная влага упала на меня.

Руки у меня были связаны, и ноги тоже. Я думаю, это были верёвки от палатки.

Я слышал какой-то шёпот. Что-то напоминающее молитву. С ветки дерева светил фонарь. Мы все были связаны. Все лежали у основания этого чёрного камня. Дженни, Лори и Марк были рядом со мной. Лори плакала и кричала, но её рот был заклеен.

Все рты у нас были заклеены. Клейкой лентой. Я не сказал об этом? Не знаю, как я об этом забыл.

… Нет, я могу продолжать. Мне нужно это. Лори плакала и кричала. Марк и Дженни были мертвы. У них была разрезана грудь. Кей упал на землю рядом со мной. С ним было то же самое. Большая тёмная дыра зияла в том, месте, где должно было биться сердце.

Я начал кричать, когда увидел это, если те звуки, которые я издавал, можно назвать криком. Я пытался выкрикивать имя Элис. Я катался по земле, пытаясь найти её. Я знал, что, если увижу её с дыркой в груди, я просто… я просто сдамся. Её нигде не было. Это дало мне какую-то надежду. Я подумал, может быть, ей удалось убежать, когда я позволил надрать себе задницу одним ударом. Одним ударом! Я до сих пор не могу поверить, что ему понадобился всего один удар.

Потом я увидел этого человека в маске ВМX. Он весь был залит кровью и держал в руках изогнутый нож. Он переступил через меня и схватил Лори. Она отбивалась и вырывалась, но он с лёгкостью поднял её и швырнул на этот чёртов камень. Я клянусь, что услышал, как ломаются её кости, возможно это были её рёбра или руки. Это не имеет значения, в конце концов.

Но, когда он снова поднял её, нож выпал у него из руки. Похоже, он не заметил этого, возможно, потому что был занят другим. Я схватил его и попытался освободиться. Рукоятка и лезвие были скользкими, но мне удалось разрезать верёвки вокруг запястий. Это, тем не менее, не помогло Лори. Мужчина вырезал её сердце также, как у всех остальных, бросил её труп на землю и направился ко мне.

Я помню, в свете фонаря, этот человек выглядел так, словно сделан из дыма. Я поднял нож, который выпал у него, и сделал выпад, пытаясь произнести “ХА!” заклеенным ртом.

Это хотя бы остановило его. Он застыл на месте. Казалось, что он не может поверить своим глазам. Нельзя при этом сказать, что я видел его глаза. Похоже, Адам Драм поразил его. Да, я видел все эти слэшеры из 80-х, в которых толстые парни всегда умирают, как сучки. Но не я. Я не тот парень!

Свободной рукой я попытался сорвать со рта клейкую ленту, а потом я увидел чёрный камень. Он каким-то образом изменился. Огни от звёзд и фонаря сверкали на его поверхности, но все отражения были неправильными. Они выглядели неправильно. Они казались совершенно не настоящими. Я бы желал объяснить вам получше. И шёпот, молитва… она была повсюду. Сначала мне казалось, что это человек в маске, но теперь это было похоже на хор. Я пытаюсь вспомнить, что говорили мне эти голоса, но от этого только сильнее путаюсь.

Кажется – свет на камне совпадал с голосами! Имеет ли это какой-то смысл? Вдруг, мужчина в маске побежал на меня. Возможно, он подумал, что я стану лёгкой добычей, потому что ноги у меня всё ещё были связаны, и я сидел на земле. А возможно, на него влияли эти голоса.

Был ли шёпот? Был ли он реальным? Я думаю, да.

Он попытался ударить меня в лицо. Снова попытался воспользоваться моей стеклянной челюстью. Но я ударил его ножом в голень. Лезвие ударило в кость и сломалось.

Услышав его крик, я был почти что разочарован. Я думал это будет рёв монстра, но голос у него был нормальным. Он стал ругаться, называя меня “Жирным” то так, то сяк, и выкрикивал все другие оскорбления, которые можно представить. Он попытался прирезать меня и смог хорошо изрезать мои руки, но я вскочил на ноги и начал убегать. Каждый раз, когда я наклонялся и пытался освободить свои ноги, он оказывался рядом, продолжая ползти за мной. Он стал кричать что-то ещё… не только оскорбления. Одно слово я хорошо запомнил. Это было “Анзон”. Знаете, я никогда раньше не слышал это слово. Я даже не уверен, что такое слово существует. Но самое сумасшедшее в том, что я слышал не только его голос. Было такое ощущение, что ещё кто-то произносит это слово в воздухе.

… Нет, я не знаю, был ли в лесу ещё кто-то с нами. Но я также не могу сказать, что мы были одни. Я не знаю. Я знал лишь то, что мне надо убираться оттуда. Там было ещё что-то более ужасное, чем человек в маске: я практически ощущал, как это приближается…

… Нет, не правильно, не приближается. Крадётся? Нет, возможно, можно найти другое объяснение этому.
Вырывается? Возможно, это правильное слово.

В любом случае, я пытался прыжками убраться оттуда, и врезался в дерево, на котором висел фонарь. Стекло разбилось и огонь опалил мою ногу. Я упал и начал скатываться вниз, помните, всё это место располагалось на вершине крутого холма, поэтому я просто скатился вниз на заднице. Пока я катился, я слышал, как загорелось дерево позади; то самое, в которое я врезался, его охватил огонь. Мне показалось, что я увидел и человека в маске, возможно, он тоже был в огне, однако всё скрылось в тени.

По крайней мере, я больше не слышал голосов. Были они реальными или нет, было это заклинание или какая-то молитва, они остались там, у чёрного камня. Достигнув подножия холма, я едва не влетел головой в Хаммер. Мне понадобилось какое-то время, чтобы сорвать верёвки с ног. Всё тело ужасно болело. Я прислонился лбом к холодному металлу бампера. Мне казалось, что я засну прямо там, но потом я осознал, что если Хаммер всё ещё на месте, значит Элис всё ещё может быть в опасности. Я заставил себя подняться и пошевелиться, испытав гордость от того, что был лишь слегка потрёпан. Но меня не устраивал тот факт, что рот до сих пор был заклеен лентой.

Я не знаю, что было больнее: сорвать со рта ленту или проблеваться.

Именно тогда, я заметил, что в хижине горит свет. И тогда в моей голове всё срослось. Элис была сексуальной блондинкой, а в чём сходятся во мнении серийные маньяки и рок-звёзды, так это в том, что сексуальные блондинки – это верхняя ступень пищевой цепи.

Я был уверен, что человек в маске оставил её там, скорее всего, на десерт, после того, как расправится с другими.

В общем, я знал, что человек в маске ещё не скоро до нас доберётся, и у меня есть время, чтобы спасти Элис. Я буду тем, кто спас её. У меня в голове уже горела одна мысль “Толстяк спасает девушку”. Только одна эта мысль, толстяк спасает девушку.

Дверь в хижину оказалась не заперта, я вошёл внутрь и осмотрелся. Стены были обиты пластиком, вероятно, из-за “токсичной плесени”. И повсюду горели свечи. На столе была груда бумаг, все листы были старые и пожелтевшие. Похоже они были отпечатаны на машинке. Но кто в наше время пользуется печатной машинкой? Я понял это лишь потому, что хожу в местный клуб любителей книг.

Я взглянул на верхний лист и в глаза мне бросилось знакомое слово. Это было любимое слово человека в маске. Конечно, я понял, что это были за листы, и для чего они были напечатаны. Это была древняя книга “Заблудшие души”. Вы никогда не слышали об этом? Это что-то наподобие этих известных книг, которые никогда не существовали, как Некроминикон или Библия дьявола. Откуда я это знаю? Ну, я увлекаюсь металлом; там такое встречается сплошь и рядом. “Заблудшие души” упоминались в последнем альбоме группы “Релик”. Официально, группа поменяла название на ЗЛО. “Заблудшие души”, как полагают, это Анти-Библия , в которой упоминается о семи тёмных богах, их души спрятаны в семи пустынных местах на Земле.

… Да, я знаю, что всё это ерунда. Помните, я же сказал, что это несуществующие книги? Люди, которые верят в подобное, верят и в вампиров с леприконами. Но песни у этой группы отменные. Они потрясают.

И вот, я смотрел на копию этой книги, которой не должно существовать, и думал о том, что человек в маске, вероятно, один из этих придурков. Он действительно считал, что вызывает духи каких-то демонов, убивая моих друзей.

Потом я услышал голос Элис. Не помню точно, что она сказала, но когда я увидел её, она была на высоченных каблуках, и в самом прозрачном и возбуждающем белье, которое я когда-либо видел. И могу вам точно сказать, я был не тем, кого она ожидала увидеть.

Она сказала – и это я точно помню: “Где Томми?”

“Томми?”- сказал я.

“Что ты с ним сделал?”,- спросила она. Она фактически, обвиняла меня, цокая каблуками по деревянному полу. Я попятился, разбросав листы по полу. “Почему ты здесь? Почему ты всё ещё жив?”

Я сказал: “Я здесь, чтобы спасти тебя!”

“Что ты сделал с Томми?”

“Это был Томми? Там на поляне”.

“Что ты сделал?”- она приставила нож к моей груди. Я не знаю, откуда она достала нож, но, честно говоря, в этом наряде, в который она была одета, она могла жонглировать хорьками, и я бы не заметил этого.

Мне, вероятно, надо было солгать, но я помню, как сказал ей “Кажется он… я не знаю”.

Она накинулась на мены, начав резать моё лицо, тело и руки. “Ты, идиот! Бесполезный, глупый идиот! После того, как я несколько месяцев обхаживала тебя, ты даже умереть нормально не можешь!”

“Я не понимаю”,- заплакал я. Я, на самом деле, просто рыдал.

Она снова ранила меня. “Этот мир лишь тень. Несовершенное отражение. И лишь те люди, которые знают об этом, имеют ценность”.

“Я люблю тебя”,- сказал я ей… наконец.

Потом она начала смеяться. “Будешь ли ты любить меня, когда я выпотрошу тебя, как жирную свинью?”

Она подняла нож. Но прежде, чем она успела выполнить свою угрозу, я схватил её за запястье. Элис оказалась довольно сильной, я не мог вырвать нож из её рук. Поэтому в этой ситуации, я сделал единственное, что я мог сделать. Я упал на неё.

Теперь я хочу заявить на записи, что не хотел её убивать. Мне было всё равно, сошла ли она с ума или была исчадием ада, или и то и другое – я любил её. Но, когда мы падали, её рука выкрутилась, и все мои 140 кг. упали на рукоять ножа, вогнав лезвие ей в живот. Она какое-то время умирала, но всё это время я был рядом с ней. И когда она умерла, я лёг рядом с ней, и просто стал ждать.

Вот и вся история. Остальное вы знаете. Наверное, у меня был шок. Так говорят врачи.

Может быть, я так и лежал бы там, пока не умер, но пожар, который возник случайно. Я хочу особенно подчеркнуть, случайно… привёл к тому, что туда приехала пожарная бригада, и они нашли меня.

… Детектив Майлс, скажите, чёрный камень… он всё ещё там? Я видел его. Я едва не умер возле него. Я не знаю, где он теперь. Это не та вещь, которую кто-то мог унести… Правда ведь?

Не мог бы кто-то из ваших парней найти его? Я хочу сказать, нельзя ли прочесать местность. Вы нашли Томми, верно? Тела с вырванными сердцами? Оружие?

Я не виноват в том, что вы не можете найти напечатанную книгу и камень.

И меня это не волнует. Мой отец наймёт армию адвокатов, и я всё равно не окажусь в тюрьме. Вы только посмотрите на себя. Вы считаете, что я сумасшедший.

Что? Анализ ДНК? Вы говорите о крови на моей одежде?

Ах… это.

Ну, что вы думаете это означает? Как я сказал ранее, можно добиться всего, чего пожелаешь, если действительно этого хотеть и быть терпеливым.

И как я говорил уже однажды, у толстяка будет девушка.

КОНЕЦ СТЕНОГРАММЫ

Форзиция декоративный цветущий кустарник.

8 комментариев

  1. NeO

    Не совсем понятный рассказ

  2. Адрина

    Супер. Читала на одном дыхание

  3. Хороший_Немец

    Отлично!

  4. Казашка

    А за что Томми убил его друзей?

  5. майнкрафтер

    Tommy- знаете, это такой клоун из учебника по английского :grin:

  6. Трололо

    Я не знаю что написать, рассказ просто… слов нет.

  7. Андрей

    Чудовищ рождают люди, и причиной появления маньяков является каждый. обозвавшего другого. помните это!

  8. Deny

    Почему Элис желала его смерти?