snake_woman

Очарование змеи – это рассказ автора Светланы Енгалычевой, о девушках, которых преследует страшное родовое проклятие. Если вам понравился рассказ, пишите автору на адрес svet1ana228@mail.ru.

ОЧАРОВАНИЕ ЗМЕИ

”Я проникаю через кожу
Плавно
Осторожно
Смертельно жалю, а потом
Меняю шкуру на наряды
(Тебе Мартини?
Или яду?)
Неважно
Главное со льдом
Я проникаю через вены
И на глазах у всей вселенной
Тебя заковываю в цепь
Молча
(признания бесценны)
Мы оба из одной плаценты
Две жертвы в замкнутом
Кольце».
(Алиса Альварес «Змеиное»)

В ночной тишине Снейк-касл прозвучал выстрел и вслед за ним послышался душераздирающий женский крик. Проснувшиеся слуги робко столпились у дверей библиотеки, откуда раздался звук выстрела. Старик-дворецкий отважился заглянуть туда. От увиденного с ним случился апоплексический удар.

Глава 1 Встреча.

Недолго Мелисса, или Мисси, как называли близкие, наслаждалась отдыхом в этот солнечный августовский день. Её вызвали к клиентам. Когда она подошла к столику, то ресницы чуть дрогнули от удивления при виде сидящей парочки. В очень красивой брюнетке с длинными волосами она признала леди Лауру Хардинг — хозяйку поместья, которым управлял её отец — Джошуа Крайдер.
Судя по зазмеившейся на накрашенных губах улыбке молодой графини, Мисси поняла, что её тоже узнали.

«Должно быть, вспомнила, как насмехалась надо мной», — подумала Мисси, продолжая приветливо улыбаться. Лишь глаза её потемнели от воспоминаний.

Оказалось, что детские обиды неподвластны времени. Мисси была далеко не глупой девушкой, она отдавала себе отчёт, что в капкан обид нас заманивают наши ожидания. Но от этого ей не стало легче.

– Что желаете заказать? — любезно спросила Мисси, за вежливой улыбкой пряча смятение.

– Выбирай, дорогая, — промурлыкала леди Лаура, положив руку на руку своей спутницы.

Та в ответ весело рассмеялась, принимая шутку. Леди Лауре нравилось шокировать чопорных обывателей подобными экстравагантными выходками. Графиня, продолжая насмешливо улыбаться, прошлась взглядом по фигуре и лицу обслуживающей их официантки, словно сравнивая, насколько её прежняя подружка изменилась за эти годы. Вдруг лицо её помертвело, а зрачки расширились, когда она уставилась на руки девушки. Мисси, проследив за взглядом графини, заметила приставшую между своим большим и указательным пальцем чешуйку. Она поспешно стряхнула её.

«Это когда я помогала чистить рыбу, то плохо вымыла руки. Чешуя такая приставучая. Досадно! Теперь ко всему прочему, эта несносная аристократка решит, что я неряха».

Мисси с вызовом посмотрела на графиню, но к своему удивлению увидела, как в глазах той загорелись весёлые огоньки, улыбка же стала поистине обольстительной. Мисси догадалась, что леди Лаура решила возобновить их знакомство. Поняла это и подруга молодой графини. С лица её сползла улыбка, а в глазах мелькнула тревога.

– Хочу уйти, — нерешительно сказала она, глядя на графиню. Не услышав ответа, встала и застыла в ожидании. Ропща в душе, но, не имея сил отказаться от своей мучительницы.

Лаура нехотя поднялась и направилась к выходу. Вслед за облегченно вздохнувшей и повеселевшей подругой. Прежде чем уйти, шепнула Мисси, почти касаясь губами светлой прядки волос над её ухом:

– Приходи сегодня в одиннадцать к нашему дубу.

– Я ей что, девочка по вызову?! — возмущение захлестнуло Мисси в тот момент, когда клиентки сели в красный спортивный и невероятно дорогой автомобиль леди Хардинг.

Забывшись, Мелисса сказала это вслух, чем вызвала удивление обслуживающего персонала кафе. Но никто из них не осмелился ей что-либо сказать. Девушку уважали и побаивались за сильный характер и умение за себя постоять. Весь оставшийся день она была наэлектризована. Каждые десять минут нетерпеливо поглядывая на часы. Ей хотелось, чтобы рабочий день поскорее закончился.

Но вот желание, наконец, сбылось. Она вернулась в Снейк- касл ( Змеиный замок ). Старинная летопись Хардингов повествовала, что шотландский король Элинас на охоте встретил прекрасную фею Прессину, сестру феи Морганы и короля Артура. Очарованный красотой незнакомки, король предложил ей руку и сердце. Фея согласилась выйти за него замуж, с условием, что он не войдёт к ней, когда она будет рожать. Он поклялся. Пришло время, и молодая королева родила тройню.

Король пожелал взглянуть на своих дочерей. Поспешил в комнату к роженице, нарушив тем самым своё обещание. Разгневанная супруга, забрав дочерей, отправилась в Авалон. Одну из девочек звали Мелюзина. Она появилась на свет первой. Сёстрам было по пятнадцать лет, когда они решили отомстить отцу за нарушенную клятву. Девушки захватили его в плен. Он умер в заточении. Узнав об этом, мать прокляла дочерей.

Мелюзина, после проклятия матери, стала принимать каждую субботу форму змеи от талии и ниже. Может в честь неё, и назвали замок змеиным. Или за то, что лет тридцать тому назад, малышка Лаура бежала по тропинке и не заметила огромную змею, переползавшую дорогу. На глазах у застывших от ужаса родителей, девочка перешагнула через неё. Об этом рассказывал отец Мелиссы. Самой Мисси тогда и в проекте не было.

Отец был доволен судьбой и даже гордился, что он потомственный управляющий. На протяжении четырёх столетий — Крайдеры служили в имении. Слухи ходили, что первый Крайдер стал управляющим за то, что женился на беременной от графа горничной.

«В этой истории только один положительный момент — во мне течёт кровь феи Мелюзины. И мы с Лаурой дальние родственницы. Это как-то приближает меня к ней», — размышляла Мелисса.
За все эти годы, она так и не смола подавить своё влечение к той, которой восхищалась и которую ненавидела.

Лаура была для неё идеалом, образцом для подражания и постоянным раздражителем. Слишком большая пропасть разделяла их. И всё же, леди Лаура снизошла до неё. От скуки приблизила к себе дочку управляющего. Сделала её своей преданной подружкой. А когда, набравшись храбрости, Мисси призналась ей в своей любви, та лишь посмеялась над её чувствами:

– Мне это не нужно.

Детская любовь прошла, обида — осталась.

– Никуда я не пойду, — убеждала себя, лихорадочно готовясь к свиданию. — Что ей надо от меня? Почему ночью в парке?

Любопытство не давало Мисси покоя. Даже отпросилась пораньше домой, так взволновала её неожиданная встреча десять лет спустя. Хотя чему удивляться — единственная наследница графа должна когда-нибудь вернуться в фамильное гнездо. Мисси взглянула на себя в зеркало и осталась довольна. В зеркальной поверхности отражалась стройная девушка с модельной стрижкой и взволнованным, очень хорошеньким лицом. Из окна было видно, как подъехал красный спортивный автомобиль и из него, смеясь, вышли Лаура и её спутница. Они прошли в дом с парадного входа. Семья управляющего, как и другие слуги, жили в другом крыле здания и не пользовались парадным входом.

Дворецкий почтительно приветствовал молодую хозяйку. Для него она была высшим существом. Так было всегда. Все, к кому леди Лаура была равнодушна, перед ней преклонялись. А те, кого она волей прихоти приближала, её страстно любили и, не менее страстно, ненавидели. Мисси не была исключением. Вышла раньше назначенного часа. На часах пробило десять. Тихо обошла дом, приблизилась к комнате Лауры и заглянула в окно.

От увиденного, сердце болезненно сжалось: на кожаном диване в тончайшем пеньюаре, полулежала графиня. Протягивая стакан с вином, перед ней склонилась её подруга. Мисси не могла не отметить, что фигура у девушки очень даже ничего — красивый изгиб спины и гордая посадка головы, что как-то не вязалось с её нерешительностью и робостью.

«Неужели меня разыграли, чтобы посмеяться над тем, как я торчу у дуба, пока они здесь отдыхают?!»

Отлегло от сердца, когда Лаура оттолкнула протянутый стакан:

– Я не хочу больше пить. Оставь меня одну. Иди спать.

– Почему, Лори?! Ты положила глаз на ту смазливую официантку в кафе? У тебя паранойя, ты выбираешь девушек определенного типа. Таких, как я.

Свита из блондинок для темноволосой красавицы.

Я устала бороться с твоими наперсницами. Я просто хочу быть единственной твоей подругой!

– Мне надоели твои причитания и жалобы! Я сама выбираю подруг. И то, что ты не желаешь меня ни с кем делить — это твои проблемы.

– Ты монстр! — с этим словами блондинка, как пружина выпрямилась и ушла, со всего маха хлопнув дверью.

Мисси заметила, как мрачная тень легла уходившей на лицо. А может это была лишь тень от лампы? Задумавшись над тем, что увидела и услышала, она отошла от окна. Не видела, как от слов ушедшей омрачилось лицо леди Лауры.

– Я монстр! — прошептала графиня в темноту.

Мисси шла к дубу. Ёжилась от ночной прохлады. Дуб, старый дуб — единственный свидетель происшествия, свершившегося под его кроной. Воспоминания снежной лавиной пронеслись в голове. Она, семнадцатилетняя девушка, дочь управляющего — и блистательная графиня. Десять лет разницы в возрасте и целая пропасть в социальном положении.

– Какая красавица! — Мисси не смогла сдержаться, увидев впервые леди Лауру.

Это была их первая встреча, когда дочь графа после долгого отсутствия вернулась домой. Темноволосая и темноглазая аристократка была ослепительно хороша собой. Продолговатое лицо в обрамлении тёмных кудрей, изысканная бледность, яркий рот и чёрные глаза. Мелисса, поддавшись очарованию молодой графини, не заметила, как та с возрастающим интересом разглядывает её. Миловидная внешность сельской барышни, белизна кожи с нежным румянцем на щеках и застенчивым взглядом голубых, как небо глаз, показались ей очень привлекательными.

”Бьюсь об заклад, что она невинна! Ох, уж эти сельские барышни”, — подумала Лаура и непроизвольно провела язычком по верхней губе.

А он у неё был заостренный на конце, как жало змеи.

Глава 2 Лаура

« Ночь плачет за моим окном,
и плачет ветер, загрустя,
как позабытое дитя, –
о, кто же, кто забыл о нём?
В косматой буре огневой
Взмывает к облакам она –
О змеедева, ты одна,
В немой моей мольбе ночной!
Бедняжка Мелюзина».

Когда я приказала Ноэль уйти, она вначале не поверила своим ушам, а потом затряслась вся, позеленела. Сразу потеряла контроль над собой. Маска доброй, немного невезучей девочки, трогательной в своей беззащитности вмиг слетела с неё. В глазах было желание убить меня. Я внутренне напряглась, готовая дать отпор, если вдруг набросится. Что остановило Ноэль, может мой взгляд?
После её ухода посмотрела на себя в зеркало. На бело-мраморном лице, застывшего в своей неподвижности, выделялись глаза с вертикальными зрачками и кроваво-красный рот. Тёмные волосы, как змеи вились вокруг моей головы. Ужасающая красота!

Так, наверное, выглядела Медуза Горгона, превращающая людей в камень. Правда, если хорошенько присмотреться. У Ноэль не было на это времени. Станавлюсь такой в рассерженном состоянии, а так выгляжу, как очень красивая и желанная женщина. Не мой вид напугал Ноэль. Я успела погасить ”змеиный” взгляд, а она — нет. Зашипела, как змеюка. Случайность, или закономерность? Приревновала, или догадывается?! Это становится опасно для меня.

Могу убить её. Молчаливые слуги закопают тело в нашем саду. И как, у Агаты Кристи, я разведу на могилке Ноэль цветник. Лучше японский сад. Она ведь любит всё японское.
О чём я думаю! Ведь выпила кларета всего пару бокалов. Никого я убивать не буду. Пока, по крайней мере. Пусть носит маску, играет роль. Я ведь знаю, какая она на самом деле! Её ждёт большой сюрприз.

В нашем роду, примерно раз в столетие рождалась девочка, которая внешним обликом резко отличалась от своих родителей. Странно было, когда у блондинистых, или светлых шатенов с серо-голубыми глазами рождался черноволосый и черноглазый ребёнок. Вот таким ребёнком, родившимся третьего марта тысяча девятьсот шестьдесят четвёртого года, была я. С раннего детства стала ощущать свою обособленность от остальных. Мои родители, немногочисленные родственники и слуги смотрели на меня с почтительным благоговением.

Это уважение, конечно, должно было льстить моему самолюбию, но я хотела быть такой как все. Только не получалось. Весь этот статус превосходства стал вызывать протест. Я изо всех сил сопротивлялась такому положению, стараясь не выделяться из толпы. Но, где бы не находилась, вокруг меня образовывалась пустота. Не прилагая никаких усилий, всегда была предметом восхищения и обожания окружающих. Родители исполняли мои малейшие прихоти, благо, состояние им это позволяло. Преподаватели завышали оценки, а сверстницы подражали. Про таких людей как я, говорят, что они родились с серебряной ложкой во рту. То, что я пыталась вытолкнуть эту самую ложку, никто не обращал внимание.

А я не только пыталась. Доводила своими капризами близких до слёз. Стала курить, пить и даже употреблять наркотики. Повезло, но ничего из этого ко мне надолго не пристало. От выпивки было жуткое похмелье, от курения тошнило, а от наркотиков болела голова. Не в силах больше издеваться над организмом, я отказалась от роли плохой девочки. Так жизнь и шла в моей борьбе быть другой, такой как все. Своё детство провела в частной школе — пансионе Лэнсинг — Коллледж.

Колледж расположен в западном Сассексе, поблизости от побережья между Вортингом и Брайтоном. Рядом аэропорт в городе Шорхэм. И не так далеко от нашего родового гнезда в Кенте.
В школе четыреста пятьдесят учеников — мальчиков и девочек. В общежитии проживало во время моей учёбы триста шестьдесят один студент. Из них сто пятьдесят две девочки. Я была в их числе.
Конечно, живя поблизости, могла на папиной машине, вначале с шофёром, или сама добираться до колледжа, а после возвращаться домой. Но предпочла жить там, а не дома. Тем более, что в школе созданы все удобства для проживания. Есть даже бассейн и театр.

Мне очень нравилось учиться и тренироваться. В школе можно заниматься, практически любым видом спорта. Я пробовала себя везде. Играла с девчонками в волейбол, баскетбол, занималась фехтованием, теннисом, атлетикой, бадминтоном, настольным теннисом и стрельбой. Зимой хоккей и лакросс. Ещё, в круг моих увлечений входили верховая езда и занятия в авиа-клубе. За три часа в неделю, папочка выкладывал двести десять фунтов. Кроме того участвовала в театральных представлениях, изучала фотографию, керамику и гончарное дело. За моё обучение папа без ропота платил восемьсот девяносто пять фунтов стерлингов в неделю.

В колледже я впервые стала курить гашиш. Но сильные головные боли заставили меня отказаться от этого сомнительного удовольствия. Лишь не любила посещать обязательные церковные службы по средам и религиозным праздникам. Отлынивала под разными предлогами от них. Ну, не верила я в бога совсем, только в древние проклятия. Директором был сэр Питер Тиннисвуд, который смотрел сквозь пальцы на мои проказы. Наши старосты, назначенные директором, не смели вмешиваться, когда я нарушала правила. Такая безнаказанность порождает излишнюю самоуверенность. Не избежала сей участи и я.

Не будучи злой от природы, я не стала злым гением колледжа и благополучно его закончила. Родители даже не приехали ко мне на выпускной. Они уехали на сафари в Африку. Ограничились поздравительной телеграммой и чеком на крупную сумму денег. По приезду домой прошлась по галерее, где висели портреты предков. Странно, но только сейчас обратила внимание, что среди типично английских лиц попадаются портреты темноволосых красавиц. Все эти девушки чем- то неуловимо походили друг на друга.

Подойдя к портрету Мелюзины, остановилась, как вкопанная. У неё было моё лицо! Меня словно кольнуло. Мелюзина. С ней связаны легенды. И она моя прародительница.
Мелюзина вышла замуж за Раймонда Ренфуа де Веррье-ан-Форез из Пуатье, который стал основателем рода Лузиньян с условием, чтобы он не нарушал её уединение по субботам.
Он согласился, но однажды в этот день зашёл к жене, которая как раз мылась. Тут и увидел Раймонд её змеиный хвост! Разгневалась Мелюзина, но согласилась остаться с ним, нарушая заклятие. Только не удалось избежать кары за это.

Поначалу всё складывалось хорошо. Верной помощницей она была мужу. Если верить легенде, то Мелюзина за одну ночь с помощью неизвестно откуда взявшихся слуг, воздвигала замки и дарила их сыновьям. После завершения строений, слуги исчезали. Может в наказание того, что она не покинула человека, который узнал её тайну, здания эти имели недостатки. «Словно мосты дьявола», в которых всегда не хватало одного камня до совершенства.

Мелюзина родила мужу восьмерых сыновей. Они все носили знаки уродства. У Уриана были трясущиеся уши, один глаз зелёный, а другой красный. Эудес отличался чрезвычайно красным лицом, Гийом поражал глазами, расположенными на разном уровне. Фромонт имел волосатое пятно на носу. Какие уродства носили их братья — Тьери, Гвидо и Раймонд история умалчивает. Один мой прадед Жоффруа Лузиньян был красавцем без всяких внешних изъянов. Может этим он и возбудил зависть в братьях и был одним из них убит.

Тогда его отец прилюдно назвал свою жену — «змеёй», поссорившись из-за этого убийства. После этого Мелюзина исчезла при загадочных обстоятельствах. Её исчезновение породило сказку о том, что она превратилась в крылатую змею. Несколько раз облетев замок, улетела. И только крик, пронизанный тоской, прощальным эхом разносился в ночной тишине. Мелюзина не забыла своих потомков и стала их незримой покровительницей. Так гласит легенда.

У Жоффруа осталось трое сыновей: Амори, Ги и Рауль. Единственная дочь последнего из братьев вышла замуж за бретонского рыцаря. Их потомок вместе с Вильгельмом завоевал Англию. Стал графом, предусмотрительно убив всю семью саксонского тэна. Женился на его молодой вдове, закрепив поместье за своими потомками. Глядя на портрет Мелюзиныв, даже не верилось, что у такой красавицы могли родиться дети с физическими изъянами. «В семье не без урода». Но такое количество сразу у одних родителей?!

Мелюзина. Прекрасная и ужасная. Она смотрела с портрета моим глазами, и стало не по себе. Как связаны кельтские змеедивы с Ламиями? У Ламий одна цель — убивать. Хотя я вспомнила стихотворение Китса ”Ламия”. Там девушка-змея сама становится жертвой. Брр! Убивать и умирать мне не хотелось.

”Всё это лишь легенды”, — убеждала себя, но неприятный холодок змейкой скользнул по позвоночнику.

На следующий день я покинула родовое гнездо. Титул и богатство открыли мне двери в великосветское общество. Жизнь завертелась, замелькала цветным калейдоскопом событий. Когда надоели светские вечера, благотворительные мероприятия и развлечения, решила повидать мир. Я много путешествовала в своей жизни, сменяя города и страны. Увлекалась йогой. В Индии столкнулась со странным случаем. Узнав о фестивале в городке Бишанупур, благо он в двухстах километрах от Калькутты, поехала туда.

Тысячи людей приезжают сюда, чтобы поклоняться богине Манаше, дочери бога Шивы и выпросить хороший урожай. Она считается богиней Змей. Было множество заклинателей змей, которые садились прямо на землю по-турецки. Перед ними корзинки с кобрами. Заклинатель играет на инструменте, который напоминает флейту. Делают её из тыквы. Змея, как зачарованная, под музыку медленно поднимается из корзины, раскачиваясь в такт мелодии. Увлекательное зрелище, кажется, что она танцует. На самом деле змея не слышит музыку. Реагирует лишь на колебания воздуха, на движение инструмента и постукивание ногой своего хозяина.

Я медленно шла вдоль заклинателей, работающих со змеями. Слышала, что змеям часто удаляют ядовитые железы, но иногда полностью удаляют челюстную кость вместе с железами. От этого большинство змей погибает. У некоторых из них был зашит рот. Оставлено лишь маленькое отверстие для языка. Меня всю переворачивало от такого изуверства! Другие кормят змей одними лишь листьями, считая, что они будут вести себя спокойно. Некоторые заклинатели и вовсе не кормят. А когда они погибают, то заменяют другими. В Индии ведь много змей!

Остановилась возле заклинателя в красной чалме, жёлтой рубашке и белых штанах. Он показал фокус «Превращение змеи в палку», надавливая на нерв позади головы. Потом был поцелуй змеи в голову. Эффектно, но почти не опасно. Кобра не способна к нападению, что выше её. Заклинатель разрешил публике коснуться змеи. Меня словно что-то толкнуло. Я подошла, глядя в её глаза.
На смуглом до черноты лице индуса промелькнул ужас. Он тихо произнёс побелевшими губами одно слово: ”Манаше”.

За моей спиной ахнули. Это была полноценная здоровая кобра с целыми ядовитыми железами. Заклинатель не ожидал, что кто-то рискнёт приблизиться. Кобра коснулась раздвоенным язычком моей ладони. И мне не было противно. Очень нежное прикосновение. Я положила ей руку на голову. Она, покачиваясь, не сводила с меня пристального взгляда, в котором была вековая мудрость.
Когда я отняла руку, кобра вдруг зашипела. И все кобры ответили ей. Змеи тихими шорохами сопровождали меня, когда шла на выход, вытягиваясь и покачивая своими головами, словно приветствуя.

Решила уйти, чтобы не привлекать внимание. И так моя внешность слишком необычная для местных жителей. Я была, наверное, самой бледной женщиной, которую они видели под своим палящим солнцем. И меня совершенно не брал загар. Кожа оставалась белоснежной. Это тоже не осталось незамеченным.

– Манаше! — неслось мне в след. — Богиня Змей.

Я поскорее уехала, чтобы не возбуждать толки. По возвращению в туманный Альбион, со мной произошло ужасное. Остановилась в отеле Белгрейвз. Я всегда там останавливалась после возвращения. В люксе-студио-японская ванна. Что делать, привыкла к офуро, когда мощная термоизоляция, а вода постоянно циркулирует. Стоит только погрузиться, как вода прямо обжигает. Но почти сразу наступает релаксация. Ты будто паришь в сладкой истоме. Такой кайф! Вся усталость улетучивается.

Офуро снижает вес, заменяет пилинг и избавляет от морщин. Тело становится упругим и подтянутым. Поужинав в ресторане, посидела в баре с открытой террасой. В баре подают разнообразные коктейли. Я выпила всего один бокал Мартини и вернулась в номер. Проснувшись, обнаружила у себя хвост вместо ног!

Подумала — сон, но это было не так. Я кусала губы, щипала себя, в надежде избавиться от наваждения. Даже пыталась оторвать этот проклятый хвост. Но всё тщетно. Он прирос ко мне и не собирался отпадать. Какой сегодня день? Суббота. В памяти всплыла древняя легенда нашего рода. Так значит, это правда? Кто я?

Закрывшись в номере отеля, никого не пускала. Надежду, как не странно давала сама легенда. Там было сказано, что хвост появлялся только по субботам, а потом пропадал. Вера боролась со страхом, что вдруг не исчезнет, и я навсегда останусь с хвостом змеи! Меня, как диковинку будут показывать публике, или изучать, делать опыты.

Но почему я?!

Как не была напугана, всё же не хотела пропустить момент исчезновения хвоста. Исследовательский дух был сильнее страха. Я дождалась. В полночь змеиная кожа просто слезла с меня, явив такой, какой я была прежде. Какое счастье снова стать прежней! Мои ноги! Красивые и стройные вместо ужасного хвоста. Через неделю всё повторилось в родительском доме. В ярости крушила хвостом мебель, вазы и фарфоровые безделушки. Слёзы бессилия и обида на судьбу. Обеспокоенные слуги ломились в дверь.

– Пошли все к дьяволу! — прорычала я. Они отступили.

Судьба дала мне красоту, здоровье, богатство, уважение и восхищение окружающих. Но обрушила на меня родовое проклятие и одиночество. Теперь я одна в этом мире. Кто я, человек, или животное?! Мутант? Есть ли ещё такие, как я? Вот уже несколько лет, раз в неделю становлюсь ниже пояса змеёй. Иногда думаю, а что будет, если полностью стану рептилией? Сохраню ли в себе человеческое?
Это страшно, но я научилась преодолевать свои страхи.

И ещё! Я вместе с хвостом обрела в себе змеиную мудрость, так, наверное, можно сказать. Но теперь я могла чувствовать и предвидеть то, что раньше было мне не подвластно. Правда, обрывками, фрагментами. Полгода назад познакомилась с Ноэль, когда искала специалиста по людям — змеям. Мне посоветовали обратиться к ней. Ноэль оказалась милой симпатичной девушкой. Несмотря на свои тридцать три, выглядела гораздо младше. Как, впрочем, и я. В тридцать семь я смотрелась на целый десяток моложе.

Память сделала ещё одну зарубку, отметив это. Ноэль тоже не была замужем. У неё не было молодого человека. Мы подружились. Она напомнила мне Мисси. Только Ноэль — ужасная собственница.
Мисси и Ноэль. Этих двух девушек я любила больше остальных подружек, и продолжаю любить, но странной любовью. Они мне очень близки, как младшие сёстры. После смерти родителей, я унаследовала всё состояние и титул. Ни близких, ни дальних родственников тоже уже не осталось. Я последняя представительница рода. Детей нет, и не будет. Не хочу рожать мутантов.

– Расскажи мне о фоморах, — попросила я Ноэль. Мне необходимо было проверить одну догадку.

– Фоморы — демоны-змеи, — расслабленно ответила Ноэль.- Они жили в Древней Ирландии. Богиня фоморов Домну. Их изгнали из Ирландии воины клана Туатха Де Данаан — племена богини Дану.
Потом она с неподдельным воодушевлением стала рассказывать, как Геракл повстречал женщину-змею, у которой ягодицы были женскими, а ниже тело было змеиным. Змея родила от Геракла трёх сыновей. От младшего Скифа пошли скифские цари.

– Это очень увлекательно, но меня конкретно интересует Мелюзина, — остановила я Ноэль. — Мелюзина тоже фомор?

– Почему ты спросила об этом? — Ноэль облокотилась локтем об кровать. Её гибкий, ищущий ум проснулся.

– У меня в доме есть портрет Мелюзины. Мои предки были аквитанские Лузиньяны, которые считали, что ведут свой род от неё.

– Ты потомок тех Лузиньянов, что прославились в Святой земле и были королями? Или от тех, чей прадед женился на вдове английского короля Иоанна Безземельного, брата Ричарда Львиное Сердце?

– Не от тех и не от других. Мой предок Жоффруа был одним из сыновей Мелюзины и Раймонда, родоначальника Лузиньянов. На его внучке, линия рода закончилась. Жоффруа, будучи шестым сыном, отличался не только отвагой и силой, но и необузданным нравом. Однажды в припадке гнева он сжёг монастырь с монахами, желая выкурить из него брата. Брат погиб вместе с монахами, — рассказывая это, Ноэль не скрывала своё возбуждение. Её прямо колотило.

Я снова сделала зарубку в своей памяти, отметив столь подозрительный интерес. С первым утверждением спорить не стала. Может от него я унаследовала антипатию к религии. Но второе меня возмутило.

– Это его убил родной брат!

Мы заспорили, каждая из нас стояла на своём. Решили поехать в Снейк-касл, чтобы найти подтверждение, или опровержение этого факта. Только для неё и для меня это было лишь предлогом для поездки. Ей нужен был портрет. Она сгорала от желания его увидеть. Вот тогда я поняла, кто она на самом деле. А мне была нужна она, чтобы рядом находился человек, такой, как я. Но возникали опасения, что догадается, поймёт и выдаст. Делиться своей тайной я ни с кем не собиралась!

По дороге остановились в Дардфорде, чтобы перекусить. В симпатичной девушке- официантке узнала Мисси, дочку управляющего моего отца.

Это судьба!

Мисси изменилась за десять лет, но лишь в лучшую сторону. Мне всегда нравился именно такой тип внешности, как у неё. На фоне блондинок я казалась тёмной царицей ночи. К своему изумлению, заметила между пальцев Мисси — змеиные чешуйки. Она тоже не избежала родового проклятия. Она — такая же, как и я. Следовало срочно предупредить девушку и не дать превратиться ей в змею при свидетелях. Но помешала Ноэль. Она разволновалась, ей захотелось уйти. Поддавшись импульсу, назначила свидание Мисси под дубом, где когда-то она призналась мне в любви.

В замке я показала Ноэль портрет Мелюзины. Она переводила взгляд с портрета на меня и на глазах у неё выступили слёзы. Экзальтированная оказывается девушка, скрывающаяся под завесой тихони. Не хотела уходить, пока я не прогнала её. Из открытого окна шёл запах свежескошенной травы. Слышался стрекот сверчков.

Мне пора идти на встречу к Мисси. И даже если она туда не придёт, то всё равно не избежит судьбы. Мы связаны с нею незримыми нитями, и с Ноэль тоже. Они такие, как я. Такие, несмотря на разное общественное положение. Ноэль — дочь профессора из Лондона, Мисси — дочь управляющего и сама официантка в маленьком кафе. А я — аристократка, к имени которой приставляется слово «леди». Но мы отмечены одним проклятием.

Мы — змеи!

Примечание

Кларет — общее название для красных бордоских вин.
Тэн — исторический дворянский титул в Средние века в англо-саксонской Англии.
Домну — ”демоническая” богиня в ирландской мифологии,возглавляющая мифических существ фоморов. Имя означает ”пропасть” или ”морская бездна”.

Глава 3 Превращение.

Запахнув пеньюар на груди, я через открытое окно вышла в сад. Ночные сумерки. Небо в серой дымке, тихий шелест листьев. Тишину нарушает лишь пение сверчков. Эти ночные музыканты, то смолкали, то с удвоенными стараниями продолжали свой концерт. Захотелось остановиться, чтобы послушать музыку крошечных артистов, но…мне нужно было спешить. Бесшумной тенью скользила я по траве, направляясь к вековому дубу, самому старому долгожителю в моём парке. Силуэт девушки увидела издали. Коротенькая со складками юбочка и белая блузка делали её такой соблазнительно-женственной. Парни небось сохнут по ней. Я отступила в тень, чтобы она не заметила меня раньше времени. А затем обошла и подошла к Мисси со спины, закрывая своими руками её глаза.

– Лаура! — Испуганно-радостно выдохнула Мисси и тут же перешла в нападение.

– Зачем ты позвала меня сюда ночью?

«Действительно, зачем?» — подумала я.

Сказать Мисси, что она скоро превратиться в змею, ссылаясь на свои предчувствия и интуицию? Любой здравомыслящий человек в это не поверит. Поэтому «перевела стрелки».

– Мисс! Я помню дни нашей дружбы, нашу взаимную симпатию, твоё признание…

– Это была влюблённость подростка в более старшую подругу, — перебила меня Мисси.

– Я приглашаю тебя погостить у меня и вновь стать моей подругой.

– А как же твоя нынешняя белобрысая приятельница. Она ведь вряд ли будет рада?!

– Совсем не рада. Предъявляет на меня права, как на свою собственность. Вот поэтому я и пригласила тебя на разговор с глазу на глаз.(Хоть какое-то правдоподобное объяснение ночному рандеву). Ноэль моя подруга, но с кем дружить мне, или не дружить, решаю я сама.

Поверила, или не поверила моим словам Мисси, но она согласилась. Пришлось возвращаться через окно. Только отправилась к дверям, чтобы подняться в свою комнату, как из кресла поднялась Ноэль. От неожиданности я вздрогнула:

– Ты меня напугала!

С бледным, осунувшимся за бессонную ночь лицом, она была похожа на приведение.

– Куда ходила?

– Выходила подышать воздухом. Какого чёрта ты за мной следишь?!

– Не слежу. Зашла извиниться за свою несдержанность, и увидела тебя в окно спешащую куда-то.

Могла пойти за тобой, но не пошла. Зачем? И так понятно, что ты встречалась с той девчонкой! Я права?

– Ноэль! Ты не имеешь права контролировать мои поступки, — с этими словами я попыталась выйти, но она перегородила дорогу:

– Зачем ты мучаешь меня?! Ты ведь знаешь, как мне тяжело! Думаю только о тебе. Не могу спать по ночам. Меня в последнее время постоянно мучают кошмары. И днём всё чаще и чаще становится не по себе. Лишь когда ты рядом, успокаиваюсь и чувствую себя счастливой.

Ноэль говорила, умоляюще заглядывая мне в глаза. А я умирала от желания лечь спать, утомлённая ночным свиданием.

– Я пригласила Мисси погостить, но знай, она мне не дороже тебя, — сказала ей, чтобы прекратить тягостный для нас разговор, — а теперь я пойду спать.
Ушла, оставив её стоять. Ноэль больше не делала попытки меня задержать.

Утром пришла Мисси. Брюки, белая майка. Джинсовая голубая рубашка, застёгнутая только на две нижние пуговицы. Ей к лицу этот наряд. Мисси была похожа на кошку, которая вторглась на чужую территорию. Лёгкая нервозность и готовность к общению. Такая неназойливая предупредительность с желанием дать стрекоча. Явно чувствовала себя не в своей тарелке, смущённо опуская глаза и вспыхивающая румянцем.

Мне понравилось ответное поведение Ноэль. Она держалась достойно. Вежливо, но соблюдая дистанцию. После завтрака — овсянки, ветчины, булочек с джемом и кофе, я предложила поехать на верховую прогулку. Девушки заколебались, однако услышав, что и верховые костюмы найдутся, согласились. Мы переоделись в одинаковые костюмы — чёрные сюртучки, белые бриджи и чёрные кепи.
Выбрала себе гнедого жеребца с чёрным хвостом и чёрной гривой по кличке Кларенс. У подруг тоже были гнедые лошадки. Не держу разномастных лошадей в конюшне.

Для себя открыла новую черту характера Ноэль — её самолюбие. Оказалось, что она неопытная наездница, но не призналась в этом. В результате, всё, что могла себе отбить и натереть — Ноэль отбила и натёрла. Домой возвращалась пешком, держа лошадь за поводья. Мисси сияла. Будучи, сельской девушкой, она с детства умела ездить на лошадях. И в этом явно превосходила бедную Ноэль.

Зато за обедом Ноэль взяла верх. Она стала рассказывать легенду о Нарпажин — женщине-змее. Естественно, меня эта тема очень интересовала, и разговор плавно перетёк в обсуждение женщин-змей. Выбор Ноэль темы, заставил меня напрячься. Случайность, или она знает? Почувствовав, как зрачки моих глаз сужаются, опустила ресницы, чтобы не выдать себя окончательно.

– В древнем Египте было несколько змееподобных богинь,- сказала я. — Одна из них Меритсегер, кобра горы. Её имя означает «любящая тишину».

– А ты любишь тишину? — с вызовом спросила Ноэль.

Ого! Она переходит в нападение. Выходит я была права насчёт неё. И только Мисси ничего не понимала. Ничего, скоро поймёт, когда появится хвост!

Зашла проведать Ноэль. Она настороженно уставилась на меня.

– Зачем пришла? — спросила, не скрывая враждебности.

– Проведать. Как ты?

– Паршиво. Всё болит. Смотри.

Ноэль показала мне лёгкое покраснение на внутренней поверхности бёдер. Я провела пальцами по коже, вызывая болезненные ощущения у подруги. Зашипела, не хуже гадюки. Вот что значит, почти родственники! Но когда я наложила мазь на больное место, она замолчала.
Ноэль почувствовала облегчение, и краснота сошла.

Следующий день прошёл довольно мирно, если не считать легких пикировок девушек. Каждая из них пыталась привлечь моё внимание к себе. У меня их соперничество стало вызывать досаду. Тем более, что приближалась суббота. Мысль о том, что весь день придётся провести взаперти, не доставляла удовольствие. Ноэль, как назло стала рассказывать Мисси о Мелюзине и её сёстрах.

– А что с ними случилось после проклятия матери? — спросила Мисси. — Про Мелюзину всё известно, а про её сестёр нет.

– Почему же? — отозвалась Ноэль. — Про Полатину и Мелиору тоже сохранились легенды. Мелиора стала затворницей в замке не то в Турции, не то в Армении, где стерегла ястреба. Её так и прозвали — фея Замка Ястреба. Смельчаки, которые сумели пробраться туда, могли потребовать исполнения любого желания. Увидев прекрасную даму, мужчины понятно, что желали. По проклятию Мелиор была запрещена чувственная любовь, и лишь выполняя чужое желание, она имела право нарушить запрет. Другую сестру Полатину заточили в Арагоне вместе с сокровищами её отца, которые она присвоила себе. Помощниками Полатины, а точнее стражниками девушки были огромный медведь и одноглазая змея. Освободить девушку от заклятия, а заодно получить королевские сокровища пытались многие рыцари, только змея с медведем не дремали и разделывались с незваными гостями. Одному рыцарю удалось убить медведя, но змея его проглотила. Потом змеюку сразил другой рыцарь. Молва приписывает сей подвиг герцогу Бульонскому. Вместе с ним Полатина отправилась в Палестину, где следы её теряются.

На этом рассказ Ноэль закончился. И девушки уставились на меня. Дьявол! Смотрят так, словно у меня хвост вырос! Рассказы Ноэль занесли подозрения в хорошенькую голову Мисси. Неглупая девочка «связала» мою прабабушку со мной. И теперь пытается рассмотреть во мне змеиное. Ха! Что она скажет, когда узнает, что сама такая. Только ей это ещё предстоит, а я уже. Завтра суббота. Значит, опять буду ползать, вместо того, чтобы ходить. Как меня это достало!

На следующий день, Лаура заперлась у себя в комнате, запретив кому-либо к ней заходить. Ноэль и Мисси обедали одни. Девушки не разговаривали, сосредоточившись на собственных мыслях.
Расстроенный, задумчивый вид профессорской дочки раздражал и вызывал у её соседки по столу неприязнь. Ноэль, погрузившись в себя, ничего и никого не замечала. Она хотела и боялась одновременно увидеть сейчас Лауру, чтобы узнать правду. Ей не хватало решимости.

Внутренний голос шептал ей: «Не ходи! Ты ведь знаешь, кого там увидишь. Тогда ты потеряешь её навсегда».

– Я не потеряю её! Пусть будет такой, или станет совсем другой. Я всё равно её не оставлю! — сказала вслух Ноэль, подтвердив тем самым подозрения Мисси о своей одержимости.

Ноэль было на это наплевать. Приняв решение, она потребовала у дворецкого поднос с едой, который он собирался лично отнести своей хозяйке. Дворецкий безропотно повиновался.
Ноэль поднялась в комнату своей подруги. Дверь была закрыта. Постучав, она на вопрос Лауры, подражая голосу служанки, объявила, что принесла завтрак.

– Поставь на консоль возле дверей и уходи.

Ноэль поставила и сделала вид, что спускается по лестнице, а сама бесшумно вернулась назад. Ждать не пришлось. Дверь приоткрылась и рука Лауры протянулась за подносом с едой.
Ноэль потянув дверь на себя, шагнула в комнату и застыла на месте. Лаура только до пояса была человеком, а ниже змеёй. Ноэль даже ничего сказать не успела, как была сбита тяжёлым хвостом.

Мисси уже допивала кофе, когда Ноэль спустилась в столовую бледная и заплаканная. На лице у неё краснел след, словно от пощёчины. Села за стол. Но есть, не смогла. Отодвинув тарелку, извинившись, вышла из-за стола. Потом Мисси слышала, как она рыдала в своей комнате.

Обед и ужин Мисси провела в одиночестве. Решив, что размолвка девушек из-за неё, Мелисса приняла решение утром уехать отсюда. Ночью долго не могла заснуть. В ночной тишине из комнаты Ноэль раздавались шаги, скрип дверцы шкафа, а затем звук взведённого курка. Ноэль вышла в коридор. Мисси поспешно оделась, путаясь в одежде. Выбежав за дверь, увидела, что девушка уже скрылась в библиотеке. Мелисса на цыпочках побежала за ней. Когда она преодолела коридор, то до неё донеслись слова Ноэль:

– Я убью тебя, а потом себя!

Мисси не раздумывая, толкнула дверь и влетела в библиотеку. Она рассчитывала вырвать пистолет из рук Ноэль.

Не успела. Раздался выстрел.

На звук выстрела слуги поспешили в библиотеку. Столпились возле дверей, не решаясь войти. Только дворецкий осмелился заглянуть туда. Увиденное повергло его в шок. Подруга леди Лауры сжимала в руках пистолет. У Мисси — дочки управляющего по щеке текла кровь. Но самое страшное — у сиятельной графини был змеиный хвост в золотистой чешуе. Хвост на глазах у него вдруг исчез. Ведь уже зарождался новый день.

Закончил свои дни старый дворецкий в приюте. Леди Лаура щедро оплачивала содержание впавшего в детство старика, заботясь, чтобы он ни в чём не нуждался. Изредка навещала его. Бывший дворецкий часто кланялся ей и бормотал:

– Мелюзина!

Это было единственным проблеском сознания. Больше он ничего не помнил и ничего не говорил.

Эпилог

Лаура.

Узнав, что она тоже змея, Ноэль решила убить меня и себя. Она последовала за мной в библиотеку, когда мне надоело быть затворницей. Мисси своим вмешательством помешала.
Ноэль выстрелила в неё. Пуля лишь задела щёку девушки. Больше всех пострадал мой дворецкий. Разум старика не выдержал. Зато Ноэль опомнилась и смирилась с неизбежным. Мисси же восприняла новость, как ребёнок обещанный подарок. Видимо ей было очень важно вести свой род от самой Мелюзины. Люди такие снобы!

Хвостами они обзавелись не сразу. Вначале, как ни странно, Мисси. У неё у первой появились чешуйки на ногах, а затем произошло превращение. Потом и Ноэль стала «змеёй». Вот уже десять лет мы вместе. Нас всего трое, но я знаю, что ещё есть такие же, как мы. Только они где-то там, а мы здесь. Искать себе подобных — не собираемся. Это не нужно. Нам хорошо втроём. Вместе путешествуем, вместе развлекаемся, вместе по субботам превращаемся в змей.

Иногда мы «шипим» друг на друга, но потом миримся, и жизнь снова улыбается нам. Мисси очень занята тем, что записывает свой очередной музыкальный альбом. У неё оказался очень приятный голос. Она сочиняет песни и перекладывает их на музыку. Последний шлягер «В сердце твоём живёт змея» имел успех у публики. Мне больше понравилась её баллада « Мелюзина», которую она сочинила и подарила на мой день рождения. Это песня о нашей с Мисси прабабке.

Мы так и не поняли, какое отношение Ноэль имеет к ней. Почему она тоже превращается в змею? Может, Мелюзина и к ней имела отношение, или это ещё кто-то из рода Людей-Змей?
Так или иначе, неважно. Нас объединяет общее проклятие. Мы внешне становимся змеями, но в душе гораздо человечнее тех, кто имеет змеиную сущность.

Люди! Загляните в себя и поймите, есть в вас змеиное, или нет. Хуже быть змеёй внутри, чем снаружи.

Не выпускайте своего яда. Всегда найдётся тот, кто ужалит больнее!

http://aldo-st.ru/ установка и монтаж стеклянных: установка стеклянной перегородки.