abbadon

Предупреждение Аббадона – это рассказ автора Светланы Енгалычевой, о девушке, которая перенеслась во Францию второй половины XVI века, и встретилась там с бесом по имени Аббадон. Рассказ будет интересен тем, кто читал роман Александра Дюма “Графиня де Монсоро”. Если вам понравился рассказ, пишите автору на адрес svet1ana228@mail.ru.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ АББАДОНА

– А не рвануть ли мне во Францию? — подумала Катя, удобно вытягиваясь в постели.

Какое же это блаженство, дать усталому телу (после интенсивных физических нагрузок) и измученной душе (от музыкального насилия) — заслуженный отдых. Но если спортом девушка занималась с удовольствием, то уроки фортепиано считала адом. И солировали там — преподавательница музыки Людмила Николаевна и собственная мать.

Сольфеджио представлялось Кате неким магическим предметом. А сами ноты – формулой, в которую великие композиторы заключили свои гениальные произведения. Вот только расшифровывать их она не хотела. Однако её никто не спрашивал. Девочку отдали на растерзание маньячки, которая фанатела от звуков музыки.

– Умирай, умирай! — кричала в экстазе Людмила Николаевна, и Кате казалось, что если не умрёт понарошку, то её умертвят по-настоящему.

Аллегро и адажио чередовались между собой, и каждый раз приходилось «умирать», чтобы угодить взыскательному вкусу учительницы-мучительницы. Надоели бесконечные бемоли и диезы, надоели Бахи и Бетховны, когда с улицы в окно заглядывали солнечные лучики, а звонкая капель играла музыку весны.

abbadon01

Решив, что покончит с занятиями музыкой непременно, ведь она уже почти взрослая — ей пятнадцать лет, Катя закрыла глаза в предвкушении приятного путешествия. А на тумбочке возле кровати остался лежать роман Дюма «Графиня де Монсоро».

Переместилась прямо в Лувр, где на троне восседал Генрих Валуа, тот самый, что сбросил корону Польши ради Франции. Его окружали кавалеры с завитыми волосами и широкими, накрахмаленными кружевными брыжами. Чрезмерное обилие драгоценных перстней, золотых цепей вызывало улыбку. Молодые щеголи бросали заносчивые взгляды на вельмож и, особенно, на свиту гиганта с изуродованным шрамом лицом.

abbadon02

«Меченный. Герцог де Гиз», – догадалась Катя.

Сравнила короля с ним. Мыслитель и воин, утончённый эстет и рубака. Примитивный облик герцога её не заинтересовал, зато Генрих Валуа показался ей весьма странной фигурой. Мрачный чёрный бархат оживляли лишь серебряные украшения на бантах, туфлях и оторочке камзола. Присмотревшись, Катя разглядела на них — изображение мёртвых голов. Король продолжал носить траур по своей безвременно умершей возлюбленной – принцессе Клевской.

Такая экстравагантность вызывала насмешки придворных, как и его желание учиться, будучи уже королём. Генрих увлекался историей, литературой, точными науками, восполнял свои пробелы в грамматике и латыни. Внешне, на взгляд маленькой женщины, Генрих Валуа был не дурен. Вытянутое лицо с задумчивыми тёмными глазами, ниточка усов под прямым носом и «клякса» на подбородке. Живописно откинутые назад волнистые волосы подчёркивали высокий лоб. Особое внимание привлекали его изящные руки с тонкими, длинными пальцами. Он теребил ими большую молочного цвета жемчужину, свисающую с мочки уха.

abbadon03

– Кто эти кавалеры возле короля? — спросила Катя у проходившего мимо юнца. Тот остановился и отвесил ей изящный поклон. Несмотря на молодость (юноше явно было не больше восемнадцати лет), у него отсутствовал правый глаз. Кокетливое белое перо лишь частично маскировало сей изъян.

abbadon04

– Голубоглазый красавчик, похожий на Адониса — любимчик короля Келюс.

abbadon05

Кавалер, украдкой переглядывающийся с герцогиней де Гиз, граф де Сен-Мегрен. А рядом с ним мой кузен — Ги д’Арсе, барон де Ливаро.

– Значит вы…

– Луи де Можирон, маркиз д‘Ампуи и де Сен-Сафорен, к вашим услугам мадемуазель.

В этот момент де Келюс, увидев вновь зашедшего кавалера, негромко заметил:

– д’Антраге. Вас видели сегодня поутру, выходящего от дамы, которая более красива, чем добродетельна.

Соперники за благосклонность вышеупомянутой дамы, обменялись многозначительными короткими поклонами.

Собеседник Кати встрепенулся.

– Простите, мадемуазель за то, что обстоятельства вынуждают меня покинуть вас. Дуэль между господином д’Антраге и господином де Келюсом неизбежна. Я должен предложить своему другу услугу, став его секундантом. Думаю секундантами барона д’Антраге станут господа: Шомберг и де Рибейрак, вон они уже его обступили.

– Но ведь Шомберг – тоже миньон, как же он может быть секундантом?! Хотя Катя и не помнила все подробности самой дуэли, но точно знала, что Шомберг состоял в любимцах Генриха Валуа и якшался с такими нехорошими ребятами, как Келюс, Эпернон и Можирон.

– Совершенно верно, – к Кате подошел невысокий господин с курчавой головой и глазами, в которых прыгали весёлые огоньки.

– Это Александр Дюма придумал политическое противоборство миньонов короля с миньонами герцога Анжуйского. На самом деле, Шарль де Бальзак, барон д’Антрагэ – любимый фаворит знаменитого «Меченного». Виконт де Рибейрак тоже человек Гиза.

– Кто вы?

– Должна была сама догадаться. Я – бес. Имя моё легион, потому что нас много…

Вежливая издёвка слов незнакомца.

– Аббадон — демон истребления, разрушения и смерти, – представился он наконец. Впрочем, не назовись, чтобы от этого изменилось?

«Мне скучно, бес… »- пробормотала Катя чуть слышно.

Но Аббадон её услышал.

– Приятно видеть молодёжь, знакомую с «Фаустом» Пушкина. Готов предложить развлечься завтра зрелищем кровавой дуэли. Место представления – парк Турнеель. Лишь двое уцелеют из шести. Можирон мог бы стать прославленным полководцем, но из-за того, что у него зудит, погибнет в восемнадцать лет. И это я шепнул Келюсу о измене его возлюбленной. А потом обмолвился, что сейчас модно драться только на шпагах. Он и «забудет» свой кинжал дома. Предложит д’Антраге биться на равных, уповая на его благородство. Только тот не дурак, откажется. В результате нанесёт противнику девятнадцать ран. Келюс пойдёт на поправку, благодаря заботам короля. Придётся мне доводить начатое дело до конца и посоветовать верховую прогулку больному. Раны того откроются и он, как и Можирон попадёт в ад. Опять моя заслуга, внушу Можирону, что стоять в стороне и смотреть, как другие дерутся — скучно. Молодчик и вызовет благочестивого Рибейрака скрестить шпаги. Погибнут оба, как насаженные на булавку мотыльки.

Можирон умрёт, богохульствуя.
Мессир, ад приветствует вас!
Святошу Рибейрака заберут ангелы.
Им ведь тоже надо выполнять план.

– И тебе?

– Конечно, на мне план по пополнению грешников в наши ряды. Кто не думает, не сопоставляет, не делает выводы — нам не нужен. А такие бравые молодцы, как Келюс, Шомберг, Можирон — хорошее приобретение для армии тьмы. Следующие на очереди кандидаты в ад — граф д’Бюсси и его будущий убийца- граф де Монсоро. Вон они мирно беседуют между собой об охоте. Бюсси вовсе не влюблён в Франсуазу де Маридор, перекрестившуюся гугенотку и жену Монсоро. Да и она не питает к Бюсси нежных чувств. Но в провинции, где Луи де Клермон, граф д’Бюсси будет исполнять должность губернатора, а Франсуаза скучать в замке мужа, их пути вновь пересекутся/

abbadon06

Перехваченное письмо Бюсси, в котором тот похваляется любовной победой, попадет в руки герцога Анжуйского, через него к королю, а тот передаст его обманутому мужу. Под дулом пистолета Монстро заставит жену написать записку с приглашением любовнику. Тот придет на свидание и попадет в западню. Не жалей его. Он – негодяй. В Варфоломеевскую ночь руководил убийством своих семерых родственников, наследником которых являлся. Не все они были гугенотами. Но ради обогащения можно ведь забыть о таком пустяке. Монсоро тоже получил графский титул за то, что проявил невероятную жестокость по отношению к гугенотам. Станет отцом шестерых детей, однако до конца жизни будет сомневаться в своём отцовстве, думая, кто их отец – он, или Бюсси? Его жена всю жизнь проживёт в провинции, вспоминая Париж, своего любовника и его гибель. Кэт, тебе пора домой, скоро рассвет. И больше никогда не возвращайся во Францию. Здесь жизни твоей угрожает опасность.

Бес склонил голову, целуя девушке руку. В шапке его кучерявых волос, она заметила пару небольших рожек.

Провела по ним ладонью. Не острые.

– Прощай, Аббадон.

Последний взгляд на блистательный и порочный двор Генриха Валуа. Каждый выбирает свой путь.

Сон прервался.

Надо собираться на воскресную тренировку, и никакой больше музыки. Я сама буду вершить собственную судьбу.

И отныне меня зовут – Кэт.

Услуги фруктово цветочные корзины.

4 комментария

  1. ЁЖИК С ШАУРМОЙ

    Класс.

  2. Роман Ударцев

    Очевидно, это первый рассказ о неугомонной барышне, любящей влезать не в свои дела? :jacklantern:
    Мои поздравления. Работа отличная, может несколько полагается на знания читателем литературы, но Вы же не Дарья Донцова и ориентируетесь на интеллигентного читателя. Спасибо, получил море удовольствия от прочтения.

  3. Светлана Енгалычева

    Спасибо, Ёжик.

  4. Светлана Енгалычева

    Роман. Первый рассказ – «Голова лошади».
    Там Катя – ещё маленькая девочка, решившая на Рождество побывать в Англии. Она попала в дом знаменитого графа Кардигана, который изобрёл вязаный жакет на пуговицах, названный в честь него. И прославился ещё знаменитой атакой в Крыму – блистательной в глазах англичан, и идиотской в глазах остальных.