sm15

Сумрачный мир (глава пятнадцатая) – это пятнадцатая глава фантастической саги Романа Ударцева “Сумрачный мир”.

СУМРАЧНЫЙ МИР (ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ)

ЧАСТЬ ВТОРАЯ – ГРЕШИ КАК УМЕЕШЬ

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

Асфальт был жестким и пыльным. Не слишком сильный удар не причинил ощутимых повреждений, но неожиданность сделала свое дело и Миша любовался пронзительно-синим небом. В поле зрения была крона клена с желтыми листьями, значит осень. Как все-таки он соскучился по нормальному небу, одна из немногих вещей, которых ему не хватало в аду.

– Пидыймайся, быдло кацапьскэ! — вломилась реальность в философские восхищения Миши.

У реальности был гнусный голос, почти баритон, но срывающийся на дискант. На фоне неба вырисовалась прыщавая рожа, с одетой набекрень бейсболкой. На бейсболке было написано «N&Y», а на роже село «Тупые Бодуны». Миша оглядел говорившего. Похож на подростка, только очень здоровый, за два метра ростом, но такой же нескладный, с задницей любителя компьютерных игр и плечами никогда не бывавшего в спортзале.

– Шо очыма лупаешь? Тут тоби нэ параша!

За этим браком природы стояло еще двое, такие же здоровенные, но при этом полностью похожие на подростков лет четырнадцати-пятнадцати. Спутники говорившего ржали. Первый совершил ошибку и решил пнуть Мишу в бок. Миша накатился ребрами на обутую в дешевый кроссовок ступню, прижал к себе ногу левой рукой, а правым кулаком двинул сбоку в коленный сустав. Тело было видимо тоже не слишком спортивное, поэтому перелома не было, только вывих. Но нападавшему хватило. Он с воем упал на землю:

– Ой, мамо! — визжал он — Ця клята, паскуда, мени ногу зламала!

Двое других кинулись на Мишу. К счастью они не отличались расторопностью и он успел просчитать их вероятные шаги. Умом они не отличались и решили попробовать тоже что и их друг, то есть пинать ногами. Первый же налетел на выброшенную ногу и забыл о драке, обеспокоившись своей репродуктивной системой. Третьему Миша бросился под ноги и он с грацией телеграфного столба, рухнул на асфальт.

Миша вскочил, готовый к продолжению драки, но нападавшие скулили и агрессивности не проявляли. Стоило оглядеться. Длинное, заброшенное строение справа, было скорее всего коровником, значит он в сельской местности. Судя по говору нападавших он где-то на Украине. В учебке у них был старшина из-под Полтавы, он будучи пьяным говорил примерно так же. А еще у Миши мерзли ноги. Что было странно. Миша осмотрел себя и выматерился:

– Гаврилыч, сволочь пунцовая! Я тебя прикончу, за такие приколы! — ноги мерзли от того, что на нем не было штанов, а юбка не мешала ветру гулять по ногам. На голых ступнях были розовые сандалики с стразами и цветочками.

Чувствуя себя извращенцем, Миша ощупал тело. Самого главного не было, но груди тоже не обнаружилось. Руки, исцарапанные падением на асфальт были чуть более округлыми, нежели положено женщине. Рядом с подвывающими нападавшими лежала розовая сумочка с радужным единорогом. Справедливо полагая что вряд ли сельские гопники ходят с такими сумочками, Миша решил, что она принадлежит ему. Искомое зеркальце нашлось почти сразу. Миша смотрел на сероглазую, курносую и круглолицую девочку лет девяти. Русые косички чуть растрепались, вместо бантиков были навязаны какие-то резинки с пушистыми шариками. Вполне симпатичный ребенок.

Позади кто-то неумело подкрадывался. Миша посмотрел в зеркальце, последний нападавший уже пришел в себя и, размазывая кровь из разбитого носа, тянул руку, чтобы схватить его.

– Это ты зря. — прошептал Миша. Злость требовала выхода. Поэтому бросок получился образцовый. Надсадно взвыли детские, неприспособленные к такой нагрузке, мышцы и нападающий полетел в пыльный кювет.

Теперь понятно почему нападавшие казались такими большими, тело было маленьким. Так, теперь предстояло понять где он находится и что делать дальше.

– Эй, придурки, – спросил он поскуливающих гопников — ну и что это за селуха?

– Нэ чипай, нэ чипай мэне! — первый попытался встать, но опять рухнул, без травматолога ему не обойтись. Он вытащил из кармана черную прямоугольную коробочку — Трымай свой тэлефон, тильки не бый мэне.

Миша взял телефон, а нападавший стал отползать. Трусливая душонка, на ребенка напал. Причина нападения тоже ясна — банальный грабеж. Странно, почему не испугались милиции, нападение на малолетку грозило серьезным сроком. Миша пнул его сбрасывая остатки раздражения.

Телефонов таких Миша не видел еще, но он умер в две тысячи четвертом, а прогресс не стоит на месте. Меню управления было сенсорным, он про такие слышал, но никогда не доводилось сталкиваться. Впрочем, все было просто. Календарь указывал на двадцать третье сентября две тысячи пятнадцатого года.

Дорога от заброшенного коровника шла одна, так что выбор направления был не велик. Миша зашагал в село. И тут же чуть не навернулся. Потому что упругий мужской шаг, подбрасывал тело почти на метр вверх. Мужская сила, к которой он привык, рассчитывала, что тело будет весить под стол килограмм, а не тридцать. Несколько минут тренировок, в течении которых обалдевшие гопники удостоверились что он или псих или марсианин, Миша освоил ходьбу и направился к цивилизации.

По пути он провел инвентаризацию сумки. Там, кроме зеркальца, оказалась гигиеническая помада; горсть разноцветных пластмассовых заколок; дешевая брошка с мелкими стекляшками, под изумруд; расческа; блокнотик, с нарисованными авторучкой цветами и узорами; на дне лежал вышитый бисером кошелечек. Денег у ребенка было двенадцать гривен, семьдесят пять копеек. Значит его точно занесло на Украину.

Проселок скоро вывел его в деревню. Кособокие хаты из побеленной глины, перемежались с кирпичными домами. Последних ближе к центру поселка становилось больше. Общим для всех домов были высоченные заборы. Миша рос на севере России, где заборы в деревнях носили декларативный характер, мол, дальше частная территория, поэтому дорога напоминала ему коридор со стенами. В остальном это было вполне обычное село. С запахом навоза и снующей везде и всюду домашней птицей.

Центр этого «мегаполиса» Миша чуть не проскочил. Хата чуть большего размера и без забора по фасаду, носила громкое название «крамныця». Двери были распахнуты, на них были приклеены выцветшие рекламные плакаты пива, сигарет и водки. Значит это квинтэссенция местной цивилизации, то есть магазин. Во рту пересохло, да и умыться было бы неплохо, подумал Миша и вошел внутрь.

Магазин был маленьким, но четко разделенным на зоны пространством. Торговый зал, отделенная прилавком витрина и два высоких круглых стола, для любителей выпить на глазах у публики. Видимо он совмещал в себе еще и функции местного бара. Полная, ярко накрашенная женщина в потрепанном и довольно грязном синем фартуке, смотрела на экран установленного на верхней полке телевизора. Судя по всему, следила за любовными перипетиями героев сериала.

– Бутылку минералки, пожалуйста, самой дешевой. — Миша все еще не привык к собственному тоненькому голоску и говорил тихо.

Продавщица услышала. Повернулась и всплеснула руками:

– Ой, ты лышенько! Дитятко, що з тобою?

– Упал…упала — привыкать к смене пола, это не хухры мухры, мрачно подумал Миша.

– Ходы зи мною! — продавщица откинула доску, перекрывавшую прилавок и потащила, вяло сопротивляющегося Мишу в подсобку. — Ох, ты горюшко, бидолашна дытына. — причитала продавщица оказывая первую помощь.

У Миши от обилия причитаний, резкого стирального порошка и ядреных духов продавщицы закружилась голова. Видимо тело не привыкло к таким перегрузкам. И вообще его надо поберечь, решил он, возможно оно еще понадобится настоящему владельцу. Кое-как выпутавшись из заботливых объятий, он добрался до рукомойника и умылся. Глянул в облупившееся по краям зеркало и ухмыльнулся. Губа была рассечена, а на скуле расплывался здоровенный фингал. Видимо принцессино личико не приспособлено для того, чтобы по нему утырки разные колотили.

Пока он умывался, то упустил из виду продавщицу. Та схватила телефон и кому-то звонила:

– Тарасивна, то до вас дивчына прийыхала? Йийи хтось побыв! — пауза — Каже що впала… – пауза — Та що, нэ видризню? Щоб так впасты, ий потрибно було у Стылый яр котытыся…

Так, подумал Миша, сейчас прискачут родственники. Надо решать, что делать: либо бежать, либо притворяться. Беглого взгляда на прилавок хватило, чтобы понять богатства ребенка всего лишь мелочевка. С такими капиталами далеко не сбежишь. Но и родственники расколят его быстро. Миша чертыхнулся, еще раз помянул неласковым словом маму Гаврилыча и, пока продавщица отвернулась, быстро ударился затылком об косяк. В глазах поплыло, но теперь есть шишка и можно списать незнание на амнезию. Против специалистов не поможет, но какое-то время у него есть.

Тетя Галя, так звали продавщицу, порывалась то обрабатывать ее пустяковые царапины зеленкой, то вызывать «швыдку», чтобы это ни означало. Миша уже подумывал над вариантом сбежать, когда в магазин вбежала женщина в длинной до пяток юбке, блузке с длинными рукавами и газовым платком, повязанным как принято у пятидесятниц и баптисток.

– Доченька! — кинула она к Мише и он понял, что попал намного круче, чем думал по началу.

Описание копии швейцарских часов тут.