arahna

Сумрачный мир (глава двадцать первая) – это двадцать первая глава саги автора Романа Ударцева о сумрачном мире.

СУМРАЧНЫЙ МИР

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

– Пауки! Они пауки! — зашипела Алиса на ухо Мише, стоя за креслом — А ты с ними беседы разводишь. Бежать надо!

– Заткнись. — не поворачивая головы ответил Миша.

Арахниды сидели рядком на диванчике и молчали. Если они и услышали их разговор, то не подали виду. Миша боролся с желанием взять в руки пистолет, хоть какую-то иллюзию защиты. Вместо этого он удобнее развалился в кресле, демонстрируя расслабленность и готовность к неспешному разговору. Главная в паре, как зачастую бывает среди паукообразных, была Ууль.

– Есть один вопрос, – начала паучиха — от него зависит многое, зачем ты решил вернуться из ада?

Миша задумался. Можно было наврать с три короба. Более того, внешность толстой бабищи как раз и подмывала обмануть. Вот только стоило ли? Лучше сказать правду, тогда не запутаешься во лжи.

– Рефаим попытался отправить меня на небо из ада, мой друг демон не смог помешать и сумел только скорректировать куда мне отправиться, то есть сюда.

– Хорошо, – сказала Ууль — значит ты не по своей воле пришел на землю?

– Да какой там! У меня там семья, что я здесь забыл?

Алиса бочком пробиралась к серванту. Это было странно, потому что выход находился в противоположном направлении. Первый шок от встречи с арахнидами прошел и ведьма вернула себе способность соображать. То изобразил на лице улыбку, что выглядело на редкость жутко и просвистел:

– Ведьма, мы не слышим, как люди, но ощущаем вибрации. — он соединил, а потом развел руки, между ними поблескивала паутина, от его слов она дрожала — Включая вибрации мозга от мыслей. Если ты возьмешь то, что хочешь взять, мы тебя убьем, поняла?

– Сволочи. — пробурчала Алиса и вернулась к Мише.

– Что там было? — не снижая голоса, что глупо в присутствии телепатов, спросил Миша.

– Дихлофос, что еще. — ответила ведьма.

– Умница. — не обращая внимания на возмущенное посвистывания арахнидов, сказал Миша.

– Ладно, что вы от нас хотите?

– Среди нас бытует пророчество, что воин из мягких вернется из ада, чтобы начать войну между адом и раем…

– Мягких? — переспросил Миша.

– Мягких, вкусных человеков. — пояснила паучиха и от гастрономического возбуждения у нее мелькнули жвалы из бутафорского рта.

– Лучше бы не спрашивал, – пробормотал Миша, вспомнив как питаются пауки — а дальше?

– Мы этого не хотим. — сказал То.

– Зачем нам война человеков, демонов и ангелов? — паучиха подняла руки в вопрошающем жесте — Тем более из-за этой войны земля превратится в безжизненный комок грязи? Ты должен вернуться в ад и все пойдет как прежде.

– Да, люди будут размножаться, а мы кушать и все довольны! — добавил То.

– Кроме тех, кого вы жрать будете. — зло сказала Алиса.

– Мы кушаем только тех, кого искать не захотят. — равнодушно ответила Ууль — Мелких бандитов, бездомных и одиночек. Да от вас не убудет, уже семь миллиардов наплодили. А нам мало надо, так что все хорошо.

Алиса хотела что-то сказать еще, но Миша придержал ее за руку. Он прекрасно понимал, у них нет ни малейшего шанса справиться с пауками. Значит надо договариваться, как это ни противно.

– Тогда возникает логичный вопрос, – Миша старался говорить спокойно — почему я еще живой?

– Мы не дураки, – тонко рассмеялся То — если тебя просто убить, ты попадешь в рай, а нам надо тебя в ад запихнуть.

– Есть идеи как это сделать? — Миша не спешил делиться информацией с арахнидами, потому что это было их единственное и очень зыбкое преимущество.

– Ты должен согрешить по одной из человечьих заповедей и не успеть покаяться.

– Вы понимаете, что принуждение не сработает? — спросил Миша.

– Да. — недовольно ответила Ууль — Поэтому мы разговариваем с тобой, а не обедаем.

– Я согласен. Поможете мне кое с чем, а там придумаем насчет греха. Договорились?

– Звони. — паучиха достала из сумки старенький телефон и положила на журнальный столик. После чего парочка вышла за дверь. На лестничной клетке они затопали, как и положено двум колхозникам, в квартире пауки передвигались бесшумно. Кто-то из соседей спросил, что за грохот был. Ууль с деревенской прямолинейностью обложила матом «нынешнюю молодежь», взрывающую петарды и пугающую простых граждан.

Миша положил пистолет рядом с телефоном. Руки дрожали, а на лбу выступила испарина. Он всерьез подумывал глотнуть крепкого и плевать что это детское тело. Рядом села Алиса, девушка тряслась и прятала лицо в ладонях. Миша подумал, что она плачет и коснулся ее чтобы успокоить:

– Ты на голову больной! — глаза ведьмы были сухими, но лицо перекосило от злости — Ты собрался договариваться с пауками. Мерзкой, плотоядной дрянью! Их надо уничтожить! Стереть с лица земли! Ублюдки!

Страх, бессилие и отвращение вылились в ненависть. Миша молчал и смотрел на нее. Он уже встречался с подобным, на войне. Пусть выговорится, ей станет легче. Ведьма вскочила и подбежала к бару. Одну хрустальную рюмку она выронила, но не стала наклоняться и схватила другую. Все равно коньяк плескал мимо, настолько тряслись руки. Миша подошел, забрал у нее бутылку и налил по глотку. Плевать на возраст, нервы были скручены в звенящий узел, надо было расслабиться.

Алиса хватанула напиток и Миша поспешил налить второй раз. Только после третьей, девушка чуть-чуть успокоилась. Миша пригубил, но обжегся и отставил. Все еще далеко не закончено. И растущие трещины в штукатурке над дверью, его в этом убеждали.

– Соберись, ведьма. — тихо и твердо сказал он. Алиса подняла голову и уперлась в серые льдинки его взгляда — Все еще не закончено.

– Они ушли… – неуверенно сказала ведьма — я же слышала шаги двоих….

– У них восемь ног. — сказал Миша и громко добавил в сторону двери — То, заходи, хватит соседей пугать под потолком.

Дверь открылась и вошел То. Как и предполагал Миша, ушла только Ууль.

– Ну, – спросил Миша — и нафига было соседей до психушки доводить? Четырехногая баба, мужик под потолком, полный набор для дурдома.

– Успокойся, – засмеялся То — никто не видел. Но ты молодец, догадался.

– Ну да, трудно догадаться, что вы приперлись не ради стрельбы и оставить телефон. — проворчал Миша — И про войну вы лихо загнули, блюстители человечьего стада, блин! Что вам нужно на самом деле?

– Умный. — То развалился на диване — Посмотрим, не сведет ли тебя ум в могилу. Что ты знаешь об Арахне?

– Смутно. — после минутного раздумья вздохнул Миша — Что-то из греческой мифологии, ткачиха вроде. С кем-то из олимпийских баб повздорила и ее превратили в паука.

– Не густо с знаниями. — подвел итог То — А ты что скажешь, ведьма?

– Арахна вызвала Афину на поединок ткачих. — Алиса отвечала механически, у нее уже просто не осталось эмоций для этого долгого дня — Арахна выиграла, а завистливая богиня обратила в паука. По другой версии это наказание за сношение с братом Фалангом. Его обратили в фалангу.

– Ну, – То поднялся и изящно поклонился — разрешите представиться, Фаланг, брат Арахны. С сестрой вы уже знакомы.

– Вы потомки тех самых? — не поверила Алиса. С детства она увлекалась древнегреческими мифами, ужасными, но привлекательными. Отец довольно рано дал ей доступ не к отредактированным заботливыми педагогами, детским сказкам, к настоящим мифам, где боги жестоки и маниакально мстительны, а люди стараются от них не отстать.

– Нет, ведьма, – устало сказал То — мы и есть те самые. Нам уже почти три тысячи лет. Эта сука Афина еще и бессмертными нас сделала. Ты испугалась нашей внешности? Попробуй пожить в нашей шкуре. — Алису передернуло, Фаланг засмеялся.

– Ну и чем же мы можем вам помочь? — спросил Миша — Сильно сомневаюсь, что нам по силам разрушить проклятие богини.

– Тут все просто, – Фаланг обратно уселся на диван — нам нужна попутка. Проклятие мощное, тут и тысячи ведьм не хватит, мы с сестрицей уже пробовали. Но действует оно только на земле. Прихвати нас с собой, а мы тут тебе поможем.

– Если бы вы могли отправиться на загривке обыкновенного покойника, то давно бы слиняли отсюда. — резонно заметил Миша.

– Не прибедняйся, ты далеко не обычный. — довольно объяснил Фаланг, он похоже понял, что Миша согласится — Чтобы тебя вколотить обратно на землю использовали энергию пяти квазаров. Логично предположить, что отсюда ты поедешь не обычным экспрессом.

– Я вообще-то в ад собираюсь. — сказал Миша.

– Да хоть в Тартар! — крикнул Фаланг — Ты представляешь, что такое находиться хоть день в паучьем обличье? Я-то ладно, хоть грызть могу, а сестре приходится хлебать собственную блевотину чтобы питаться!

– Не кипятись. — успокоил паука Миша — После того, как меня из ада выковыряли, у меня тоже особой любви к богам не наблюдается. Поможем чем сможем. Как это осуществить?

– Это просто. Как откинешься, тебя Последняя Гостья позовет, ты нас хватай за души и не слушай ее ругань, мол, нельзя с багажом. Ну чего тебе стоит? Помоги, а?

– Уболтал. — Миша нахмурился — Только чтобы без обмана, а то брошу тут, будете еще три тысячи лет попутку ждать.

– Братуха! — Фаланг полез обниматься. Миша сам не зная, как перескочил спиной кресло. В памяти еще было свежо настоящее обличье Фаланга. Так что на объятия не тянуло ни сколько.

– Слушай, а что вы тут за пургу нести начали, про войну между адом и раем? — спросила Алиса.

– Нет, это не пурга, – Фаланг вернулся в кресло, договор с Мишей грел ему сердце и он не видел причин молчать — такое пророчество есть. Слепой Тирезий из Дельфийского оракула напророчил. Так, мол, и так, придет на землю воин из преисподней и если он попадет на Олимп, будет война между порождениями огня и детьми света. Если же согрешит воин, то будет ввергнут в Тартар. Но нам не до политики. Это нам по боку.

– Это все?

– А что еще? — удивился паук — Просто и конкретно. Обычно Тирезий такую пургу нес, что ученики поколениями разобрать не могли. А тут четко и понятно.

– А кто победит? — поинтересовался Миша.

– Как всегда. — равнодушно ответил Фаланг — Кто победит, тот и будет «детьми света», а проигравших уродами объявят. Так что добро в любом случае победит. Лучше от таких разборок держаться подальше.

– Тут уже я тебя порадую, – ухмыльнулся Миша — вот в эти самые разборки мне лезть и придется. Ну и вам с сестричкой, если хотите проездной в одну сторону.

Лицо паука пошло волнами, пока он подбирал подходящую гримасу и скорчил недовольную мину. Алиса вздрогнула пауков она боялась с детства. Но друзей на войне не выбирают, подумала ведьма и еще на шаг стала ближе к той Матери Штриха, которой станет через много лет.

– Слушай, – переступая через отвращение, Алиса подошла к Фалангу и села на краешке дивана — а вы с сестрой действительно, того….

Паук замолчал. Ведьма решила уже, что он не ответит. Но его слова, со странным присвистом, были полны горечи, боли и любви:

– Я люблю сестру. По правилам или нет, это наше дело. Почему бы остальным не оставить нас в покое? Она любит меня. Но мы не любовники, мы родственники. Эту ерунду Афина рассказала, после того как изуродовала сначала Арахну, а потом меня, человека посмевшего вступиться за родную душу….

Со зрением ведьмы произошло странное. Она видела Фаланга одновременно как плюгавого мужичка, жуткого паука и седого измотанного мужчину без возраста. Девушка моргнула и отвела взгляд. Мишу она тоже так увидела: девочка, с небрежным «конским хвостом» на затылке и джинсовом комбинезончике с вышитыми на груди цветами и угрюмого широкоплечего, чуть полноватого мужчину со стрижкой «ежиком» и шрамом на левой щеке.

Выбирая из потоков страха, ненависти, ярости, мельчайшие частицы сопереживания и понимания, ведьма, сама того не зная, вышла на новый уровень восприятия бытия. А Зеленый Ковен обрел новую жрицу, о чем, впрочем, они тоже не подозревали.

Поскольку особых спецэффектов не наблюдалось. Мужчины не обратили на это внимания. Ну тонкость душевной организации обратно пропорциональна умению сломать челюсть. Миша достал тетрадь с заметками по готовящемуся теракту и положил на журнальный столик.

– Есть дело, и мне нужна помощь таких вот бронированных товарищей. — не стал ходить вокруг да около Миша — Поможете, с меня причитается. Но учтите, я вас прихвачу только в ад, так что под шумок меня прикончить даже не пытайтесь.

Продам оригинальные литые диски.

2 комментария

  1. Светлана Енгалычева

    Интересная глава. Почему боятся пауков. Они такие… симпатичны,вот крысы -другое дело. А паучки – лапочки мохноногие. Я в детстве, отдыхая в Вырице, ходила любоваться на них в тёмный сарай. Они там висели на паутине – крупные, с белыми крестами на спине.

  2. Роман Ударцев

    Ну не знаю, кошки тоже симпатичные, только мышки восторгов по поводу их внешности не разделяют.
    Пауки – хищники. Причем убивают жертву на редкость болезненным и отвратительным способом, растворяя ее внутренности. Так что даже арахнофил, не порадуется встрече с пауком, размером с человека. :jacklantern: