besay

Бессовестная – это страшная история автора Полина о девочке, которая любила устраивать страшные розыгрыши, но однажды с ней произошло то, что навсегда отбило у неё охоту пугать людей.

БЕССОВЕСТНАЯ

Раньше я очень любила разыгрывать случайных прохожих — наряжалась привидением, монстром или убийцей и выходила вечером на улицу. Иногда со мной был мой друг — соседский парнишка Сергей. Чаще всего он изображал жертву, ведь согласитесь, увидеть убийцу, расчленяющего человека, гораздо страшнее, чем просто человека в крови.

Дружить со мной никто кроме Сергея не хотел именно из-за этой тяги к жутким розыгрышам. С соседями я не общаюсь, даже имён почти не знаю, а с Серёжей познакомилась чисто случайно — он был одним из тех, кому ”посчастливилось” увидеть меня в деле. Потом выяснилось, что он тоже этим промышляет, и мы стали работать сообща.

Нам доставляло неповторимое удовольствие видеть страх на лице тех, кому не повезло пройти по нашей территории. Неподдельный ужас, крики, слёзы, мольбы о пощаде — вот чего нам хотелось. Нам было наплевать на чувства других. Главное насладиться их страхом, а остальное уже неважно.

На видео я свои ”подвиги” никогда не снимала. И вообще к тем, кто так делает я отношусь с неким презрением. По моему никакое видео не сможет в полной мере передать то, что чувствует жертва такого розыгрыша. Сергей моё мнение в полной мере разделяет и уважает.

Когда-то у меня были друзья, которых я разыграла самым безжалостным образом, чуть не доведя одного из них до истерики. После этого они заявили, что не хотят больше общаться со мной, но мне было наплевать. Зачем мне друзья, не понимающие шуток? Тем более я увидела на их лицах ужас, а это главное.

Одним тёплым летним вечером я в очередной раз напялила белый балахон, растрепала свои длинные волосы, накрасилась белым фломастером для лица, облила одежду красной краской, намалевала на лице несколько шрамов и кровоточащих царапин (у меня это уже довольно неплохо получается) и, спрятав одну руку под балахоном, вышла на улицу. Ходка прошла успешно, девчонки визжали как свиньи, парни с отборными матюгами драли когти. А что вы будете делать, если к вам в сумерках подойдёт бледная как мертвец однорукая девочка вся в крови и спросит:”Вы не видели моего убийцу?” Жаль только Серёга заболел и не пришёл.

Домой я вернулась счастливая. Родители посверлили меня взглядом и вздохнули. Раньше мне от них за такие вещи здорово влетало, но человек я упрямый, и они в конце концов отвязались. В школу маму с папой уже раз пять вызывали по тому же вопросу. Два раза меня отец отлупил ремнём по одному месту, два раза на меня просто наорали и запретили неделю гулять на улице, а в последний раз они устало махнули на это рукой и отобрали у меня мобильник, которым я, к слову, и так почти не пользовалась.

Переодевшись, я отправилась в ванную смыть грим. Я открыла кран с холодной водой и посмотрела в зеркало, висевшее над раковиной. От страха у меня подкосились ноги, я отошла назад и оперлась на стиральную машину, чтобы не упасть. В зеркале отражалась не я. Вместо меня за стеклом стояла мертвенно-бледная девочка лет эдак пяти — шести.

– Бессовестная. — тихо произнесла она, глядя мне в глаза и, казалось, заглядывая в самую душу.

– Кто ты? — почти прокричала я в надежде, что кто-нибудь услышит.

– Не ори. — уже громче сказала девочка — Тебя никто не услышит.

Я с ужасом представила своих родителей убитыми. Словно прочитав мои мысли, незнакомка продолжила:

– Нет, они все живы, но время для них сейчас не идёт. Я сделала это, чтобы они не помешали нам разговаривать. Посмотри на свою кошку.

Я повернула голову в сторону двери. Мурка зависла в воздухе, очевидно, в момент прихода девочки она прыгала.

– Подойди. Не бойся, я не причиню тебе вреда.

Я послушно сделала несколько крохотных шагов к зеркалу.

– Ближе.

Я подошла вплотную к раковине, бросив мимолётный взгляд на застывшую струю воды. Я посмотрела в зеркало. В нём была видна не ванная, а двор позади пятиэтажки, в которой я живу. Был довольно светлый вечер из-за дома выбежала та девочка.

– Мы с подругами играли в прятки. — услышала я голос позади себя.

Девчушка резво поскакала к густым кустам, но тут же с плачем выбежала оттуда. Вслед за ней из кустов выскочил маньяк с топором. В этом маньяке я узнала переодетую себя. ”Маньяк” залился смехом психа, а девочка со всех ног припустила куда глаза глядят, и я спряталась обратно в кусты, поджидая новую жертву.

В зеркале вновь показали девочку. Она бежала, не видя ничего из-за слёз, и что-то неразборчиво кричала. Она не заметила, как выбежала на дорогу, а потом всё произошло очень быстро.
Машина. Гудок. Удар. Вторая машина. Хруст.

Подъехала скорая, но девочке она была уже ненужна — вторая машина проехала прямо по её голове, а удар первой сломал несколько рёбер.

Я много раз ”убивала” Серёгу во время розыгрышей, но даже не догадывалась, что одного человека убила в реальности.

Лицо убегающей и ещё живой девочки показали крупным планом. Неподдельный ужас, слёзы, крики, мольбы о пощаде — всё, что когда-то было мне любо, теперь казалось безобразным и отвратительным. Меня тошнило.

– Потом меня похоронили, — продолжила свой рассказ девочка, мне отчётливо были слышны её всхлипы, — мама очень плакала. Я пришла к ней и рассказала всё. Она стала говорить обо мне другим, но её увезли в больницу для ненормальных…

Я поёжилась, вспомнив, как неделю назад одну женщину из дома напротив упекли в дурку. Ощущение было такое, будто внутри каждый мой орган поедает сам себя. Ноги больше не держали меня, и я беспомощно опустилась
на холодный пол.

– Ты права, — еле слышно прошептала я, — я действительно бессовестная…

Мои глаза начали медленно закрываться, последним, что я услышала, были слова днвочки ”Ты ещё можешь исправиться!”, а потом я отключилась.

Я очнулась на своей кровати. Мои родители стояли рядом в ожидании моего пробуждения. Я вскочила и со слезами на глазах обняла их.

– Я больше никогда…

Плач заглушил остальные мои слова. Солёные капли текли по щекам, смывая остатки грима с моего лица и эгоизм с моей души…

Через несколько дней выздоровел Серёжа. Он тут же позвонил мне и предложил новую идею для жуткого розыгрыша, но я отказалась и рассказала ему о произошедшем. Сергей лишь посмеялся надо мной, но я настояла на своём, и мы поссорились.

Ну и фиг с ним! Зачем мне друзья, которые так жестоко шутят над людьми?

Приготовить вкусную перловую кашу единственный правильный рецепт приготовления перловой каши.

2 комментария

  1. Роман Ударцев

    Является ли чистосердечное раскаяние основанием для прощения? Моральная дилемма. С точки зрения раскаявшегося – да. С точки зрения жертвы, обычно нет. Спасибо за хороший рассказ, с глубокими смысловыми посылами.

  2. Андрей

    Возместить грех только делом можно.