zombies

Зомби на улицах Грузии (глава 14) – это заключительная глава романа автора Михаила Элизбарашвили о зомби-апокалипсисе.

ЗОМБИ НА УЛИЦАХ ГРУЗИИ

ГЛАВА 14. ИСНОВА В ПУТЬ

Вот и настал день отъезда из этого ставшего почти родным дома. Мы загрузили в машину пару канистр с бензином, на всякий случай, продукты, небольшой газовый баллон, на котором можно было готовить, и другие необходимые для недолгого путешествия вещи. Исаак Иосифович согласился довезти нас до моря, где мы планировали найти и выменять катер или, в крайнем случае, лодку. С самого начала эта идея гостеприимному к нам владельцу дома-крепости не нравилась. Он неоднократно предлагал нам остаться и жить в доме сколько заблагорассудится.

Витя был согласен, но я смог уговорить его продолжить путешествие со мной. Исаак Иосифович закрыл все двери в доме, вывел мощную «Тойоту Ленд-Крузер» из гаража и попросил меня открыть ворота, что я и сделал. Мы решили, что будем чередоваться в управлении машиной. Какие препятствия могли нас ждать в пути, мы не знали, но постарались ко всему подготовиться, взяв с собой все три автомата, включая трофейные карабин СКС, пистолет Макарова и тот , что я подарил Вите, ну и, конечно, мой глок-19 . Исаак Иосифович в дополнение к своему «укороту» взял с собой израильский пистолет Бул-М5, ну и, конечно, Витя не забыл о Стечкине, который как влитой уместился у него за поясом. Прихватили мы и патронов, столько, что хватило бы уничтожить небольшую армию врагов. Перед отъездом Исаак Иосифович подарил мне бронежилет, а Вите — кольчугу, которые мы решили пока не одевать.

Наденем в случае опасности. Сам он облачился в кольчугу, поверх которой накинул вельветовую куртку.

Закрыв ворота, мы тронулись в путь. Нам предстояло преодолеть более трёхсот километров, чтобы добраться до моря. В нормальное время это расстояние можно было проехать за пять часов, но сколько времени у нас уйдёт на это, сейчас мы не знали.

Поехав по дороге, проходящей мимо облюбованного нами дома, мы выскочили на трассу. Здесь было пусто, машины не неслись в обгон друг друга, везя пассажиров по важным делам. Преодолев километров двадцать в сторону ближайшего к нам города, мы всего лишь три раза увидели автомобили на противоположной стороне. Несколько раз нам встретились стоящие на обочине остовы сожжённых машин.

– Ещё полчаса, и подъедем к Гори, — радостно сказал Исаак Иосифович, нажимая на педаль газа. Я сидел рядом на пассажирском сиденье с автоматом, удобно устроенным на коленях. До въезда в город нас никто не беспокоил, но чем ближе мы подъезжали, тем больше сгоревших и брошенных автомобилей встречалось на обочине. Из некоторых торчали обожжённые трупы, частично вывалившиеся из салонов.

– Наверное, кто-то чистит дороги, убирая с них каркасы машин, — заметил я, но не успел продолжить свою мысль. Впереди замаячил танк, стоявший на обочине, и группа солдат, смотревших на нас.

Они махали нам рукой. Мы подъехали и остановились. Метрах в тридцати за танком стоял восьмиколёсный БТР. Его пулемет был направлен на дорогу. Один из военных, с нашивками офицера, обошёл «Ленд-Крузер» и приблизился к Исааку Иосифовичу. Он поздоровался, мельком взглянул на меня и Витю, сразу заметив, что мы вооружены, и о чём-то стал разговаривать с нашим временным водителем. Они болтали минут пять, потом Исаак Иосифович повернулся к Вите и попросил вытащить из коробки, пристроенной за водительским сиденьем, несколько банок консервов и сгущёнки. Быстро получив их от Вити, он передал запасы офицеру. Тот подозвал солдата унести это добро. Они ещё немного поговорили со служивым, пожали друг другу руки, и мы продолжили путь.

– О чём вы беседовали? — поинтересовался я.

– Я выяснял, как там дела обстоят дальше по дороге, проехать сможем или нет.

– И что выяснил?

– До перевала дорогу чистят военные на танках, оттесняя покорёженные автомобили и трупы на обочину. Они же стараются держать ситуацию под контролем, по мере возможности отстреливая живых мертвецов. Сказали, многие деревни полностью заражены, в них не осталось живых. Некоторые сёла им пришлось сжечь. Здесь, около трассы, говорят, ситуация лучше, тут легче увидеть зомби и расстрелять или раздавить их танком и БТР-ом. Жаловался, что у них мало еды. Он сказал, что дальше, километров через тридцать, нам встретится блокпост с военными. С ними можно будет договориться, чтобы они сопроводили нас. Не бесплатно, конечно, но и не за деньги. Я с собой взял несколько золотых перстней и три цепи, всё вместе граммов на двести потянет. Думаю, нас за это до самого моря довезут.

– А они нас не грохнут, чтобы всё забрать?

– Вряд ли, эти тоже могли нас убить и всё отнять, однако так не поступили.

Обрадовавшись этим новостям, мы стали бурно обсуждать, как будем искать катер или лодку, достигнув вожделенного Чёрного моря. Беседуя и особо не оглядываясь по сторонам, мы на одном дыхании пролетели километров тридцать и впереди заметили так называемый блокпост, укреплённое бетонными блоками сооружение, обложенное по периметру мешками с песком.

Он находился на обочине, имея перед собой обзор всей трассы. Рядом стояло два бронетранспортёра и тентованный «Камаз». Мы увидели трёх солдат, выбегающих из-за блокпоста, которые жестами давали понять, чтобы мы подъехали и встали на обочине. Метрах в двухстах впереди автострада заканчивалась, переходя в обычную двухполосную асфальтированную дорогу.

В этот раз военные подошли к машине с двух сторон, держа автоматы наготове, но не направляя на нас. Исаак Иосифович поздоровался с подошедшим к нему высоким мужчиной в форме и первым начал разговор. Как и в прошлый раз, они долго беседовали, затем военный стал махать рукой, указывая в разных направлениях, и остановился, исподлобья глядя на нас.

Исаак Иосифович перевёл:

– Он говорит, что через перевал нам не проехать, там дороги завалены, как машинами, так и трупами, никто их не чистит. На бронетранспортёре через него не пробиться, тем более, на нашем автомобиле. Они не контролируют перевал. Я сказал, что мы можем расплатиться золотом, но он всё равно говорит, что не проехать. Правда, он согласился поговорить с коллегами, у которых есть вертолёт. Они находятся в пятидесяти километрах отсюда, может, согласятся…

Услышав это, военный стал кивать и пошёл в сторону блокпоста, оставив с нами двух солдат. Его не было минут десять, но вернулся он с улыбкой на лице. На ломанном русском он сказал:

– Я договорился: дадите всё золото и пистолет — долетите до моря, — он указал на ПМ, который я забыл убрать с приборной доски.

– Хорошо, договорились, — согласился Исаак Иосифович.

Военный, которого, как оказалось, звали Мерабом, попросил нас заехать за блокпост, что мы и сделали, и стали ждать вертолёта. Сам он опять пошёл общаться с коллегами, которые должны были за нами прилететь.

Долго ждать не пришлось. Мы услышали знакомый нам рокот и вдалеке в небе заприметили бело-красные контуры приближающегося к нам геликоптера. Неожиданно для нас Витя громко сказал:

– Я никуда не поеду. Я остаюсь здесь. Ты поступай как хочешь. Нет у нас гарантии, что мы найдём лодку, да и если найдём, куда дальше?

– Ну ты даешь, — закричал я, — сам меня уговаривал добираться до моря, а потом — на катере в Одессу, а теперь струсил, задний ход даёшь!

– Ничего я не струсил. Просто здесь, у Исаака Иосифовича, я знаю, мы выживем, а там — никаких гарантий нет.

– Ты так рассуждаешь, как будто уверен, что в дом через пару месяцев не ворвутся банды мародёров или у вас не кончатся припасы, — опять взъелся я.

– Никто к нам не ворвётся, у нас бункер есть. Еду, если понадобится, найдём.

За Витю вступился Исаак Иосифович, до этого молча смотревший на нас:

– Отстань от парня. Хочет оставаться, пусть остаётся, ему самому решать. Я за твой полёт золота дам, и бери с собой карабин — может, на лодку сменяешь.

– Мой пистолет тоже забирай, пригодится, — Витя вытащил ПМ, который я раньше сам ему подарил.

– Ладно, вы как хотите, а я лечу. Буду добираться до дома. Здесь не моя земля.
Тем временем вертолёт с шумом подлетел и стал садиться прямо на автостраду. Из блокпоста вышли солдаты, встав по сторонам и сняв с плеч автоматы. Они, наверное, боялись, что звук может привлечь зомби. Мераби, который договаривался с нами, вышел с АК-74, перекинутым за спину, и направился к приземлившейся махине. Это был старенький Ка-26 с несколькими пассажирскими сиденьями. Его, вероятно, раньше использовали для патрулирования лесов. В кабине сидело два человека, пилот был в штатском. Переговорив с мужчинами в кабине, Мераби подошёл к нам.

– Давайте плату за билет, — шутливо сказал он, вытягивая руки. Я вытащил из машины пистолет и дал ему, а Исаак Иосифович протянул небольшой полиэтиленовый свёрток. Мераби сунул ПМ за пояс, развернул сверток, удовлетворённо хмыкнул и сказал:

– Всё в порядке, надо лететь. Я полечу с вами, — ему, видимо, было интересно, что творится в других частях страны, а легче всего это можно было увидеть с неба.

– С вами только один полетит, а не двое, как договаривались. Вы ему помогите там лодку найти, у моря на берегу не бросайте.

– Хорошо, — коротко ответил военный и направился в сторону винтокрылой машины, махнув мне рукой, тем самым давая понять, чтобы я следовал за ним.

– Пора нам прощаться, — обратился я к Исааку Иосифовичу. — Вы себя берегите, мир маленький, может, ещё когда-нибудь свидимся.

– Ты прав, Андрей. Надеюсь, доберёшься до дома. Счастливого пути.
Затем мы дружески обнялись. Несмотря на небольшой конфликт с Витей, я крепко пожал ему руку, мы пожелали друг другу самого лучшего, а главное, чтобы все те проблемы, с которыми столкнулось человечество, поскорее закончились. Он передал мне карабин и мой автомат из автомобиля. Забрав всё, я, не оборачиваясь, направился в сторону Ка-26, ждущего команды на взлёт.

– Зачем тебе столько оружия? — удивлённо поинтересовался Мераби, помогая мне занести карабин и автомат в кабину.

– Пригодится, — на прощанье я помахал рукой моим друзьям и сказал пилоту: — Летим.
Мы медленно стали набирать высоту. Сверху хорошо были видны Исаак Иосифович и Витя, махавшие мне руками. Меня многое связывало с ними за последние дни, в основном, у меня были хорошие воспоминания о пребывании в доме на выезде из Мцхеты, но теперь всё это осталось в прошлом. Вертолёт был старым, это чувствовалось во всём, окружавшем меня в кабине. Думаю, он был выпущен в семидесятые годы прошлого века, не позже.

– Сколько нам лететь до моря? — стараясь перекричать шум винтов, спросил я.

– Около двух часов, — крикнул мужчина, прилетевший с пилотом.

– По прямой летим, главное, чтоб ветра не было.

По моим подсчётам, скорость этого старого вертолёта могла быть сто двадцать-сто тридцать километров в час. Никак не больше.

Отсюда с высоты птичьего полета стали видны деревни, в некоторых часть домов была сожжена, стояли брошенные автомобили. Несколько раз я заметил небольшие группы бесцельно бредущих людей. Приглядевшись, понимал, что это были уже не люди. Мераби, сидевший рядом со мной внимательно смотрел вниз и качал головой, что-то бормоча.

– Сколько людей погибло, знаете? — спросил я у Мераби.

– Не знаю, но много.

– Вы пытаетесь остановить зомби?

– Пытаемся, не всегда выходит, — неохотно ответил он, стараясь не смотреть на меня. Поняв, что ему не хочется говорить не эту тему, я отстал.

Я почувствовал потребность ненадолго забыть обо всём, что творилось вокруг, и закрыл глаза. Время пролетело быстро, и вдали стали видны голубые просторы Чёрного моря. Мы стали снижаться.

– Надо искать лодку, — крикнул я. Мераби кивнул и потянулся к пилоту, чтобы объяснить ему что- то.

Мы снизились до ста метров и стали лететь вдоль берега. Во многих местах, на пляжах вдоль берега, виднелись неубранные распухшие трупы. Лодок нигде не было видно, зато внизу, в нескольких точках, мы видели автомобили с сидящими в них людьми. Они смотрели снизу вверх на нас. Многие из них были вооружены.

– Летим в сторону города Поти, может, там будет что-нибудь, — сказал Мераб.

– Стойте, стойте, — закричал я, увидев во дворе одного из домов, стоящих прямо у берега, лодку.

Я стал указывать вниз, требуя снизиться. Пилот сразу понял меня и стал искать место для посадки летательного аппарата. Через три минуты я выбрался из кабины на землю, перекинув автомат через плечо, и последовал в сторону увиденного мною дома, стоящего на берегу. За мной следовал Мераби, держа своё смертоносное оружие наготове и озираясь по сторонам. Подойдя к воротам, я стал изо всех сил стучать в них, стараясь заглянуть через старый деревянный забор внутрь двора. Послышалась, как открывается дверь дома, и шаги. Мужской голос крикнул нам что-то со двора. Мераби ответил.

Ворота приоткрылись, и перед нами предстал старик с топором в руках и прячущийся за его спиной мальчишка лет двенадцати. Он мельком взглянул на нас и с удивлением перевёл взгляд на вертолёт, затем жестом пригласил войти во двор. Мы зашли, закрыв за собой ворота.

Мераби стал говорить со стариком, в то время как я подошёл к лодке и с интересом начал её рассматривать. Это была старая моторная лодка. Ей было лет двадцать, не меньше.

Старик подошел и спросил:

– Нравится?

– Нет, — ответил я, — старая и очень маленькая.

– Другой нет.

– Так сколько за неё хочешь? — спросил я.

– Автомат, — сказал он, показывая на мой АК-47.

– Его не могу, но дам пистолет и карабин СКС. Согласен?

Дед думал, стараясь понять, стоящий обмен или нет.

– Патроны тоже дашь?

– Дам-да, — от нетерпения почти прокричал я.

– Тогда меняю, — почёсывая затылок, ответил он.

Из рации Мераби послышались крики, он резко ответил и обернулся ко мне:

– К вертолёту бегут зомби.

Я снял понравившийся деду АК-47 с плеча и выбежал за ворота. Хорошо, старик у меня бронежилет не попросил в дополнение к оружию, решил я. В сторону вертолёта двигались три живых мертвеца. Они были тощими и готовыми сожрать любого человека, оказавшегося на их пути. Мераби вышел за мной и передёрнул затвор своего автомата. Нас отделяло от них шагов пятьдесят. Мы прицелились и короткими очередями расстреляли двух бегущих первыми. Они затряслись от свинца, раздирающего их гниющую плоть, и свалились, заливая тёмной жидкостью песок. По несколько пуль попало каждому в голову. Третий продолжил своё движение, сменив направление. Теперь он бежал на нас. Я прицелился ему в лицо и плавно нажал на курок. Пуля ушла выше, взорвав его череп, как переспевший арбуз.

– Скорее выводи лодку, нам пора улетать, — заспешил офицер. Я подошёл к вертолёту. Пилот явно нервничал, жестами показывая на небо и давая понять, что надо спешить. Я достал из кабины то, что собирался использовать для обмена, и пошёл к дому.

Отдав винтовку, ПМ и оставшиеся к ним патроны, я попросил старика помочь вытащить лодку к морю.

Чувствовалось, что старик был рад. Лодка явно ему была не нужна, а так, избавившись от неё, он получил ценные и очень нужные предметы. Теперь будет вместо топора носить карабин. Он сказал, что сейчас вернётся, и заспешил в дом. Мераби открыл ворота и стал ждать.

Старик вернулся, неся в руках железную канистру с бензином.

– Запас, пригодится, — важно сказал дед и положил её на землю.

Лодка походила на знакомую мне в подростковом возрасте модель «Сибирячку». В ней, кроме навесного мотора, были уключины для вёсел. Втроём, с большим трудом, мы смогли дотащить её до берега и спустить на воду. Я вернулся во двор, чтобы забрать оставленные там автомат и вёсла. Кончится топливо, пригодятся вёсла. Ко мне подошёл мальчик, внук старика, и протянул двухлитровую бутылку с водой и пакет с яблоками. Я взял эти дары, поблагодарил заботливого ребёнка и, крепко сжимая вёсла, пошёл к голубым просторам. Хорошо, хоть с погодой мне повезло и море было спокойным.

Я сложил вёсла и все свои пожитки в лодку, обнял на прощание Мераби, пожал руку старику и стоящему рядом внуку и стал толкать лодку вперёд по воде. Почувствовав, что пора, запрыгнул в неё и завел мотор. Обернувшись на прощание, я помахал рукой стоящим на песке людям. Они махали в ответ. Вот и кончились мои приключения на этой земле, пора двигаться дальше. Пройдя метров пятьдесят по прямой вглубь моря, я взялся за ручку румпеля и стал плавно поворачивать лодку, чтобы идти в сторону Поти вдоль берега, а дальше — куда судьба меня занесёт. Хотелось верить, что в конце концов, после всех скитаний, море сжалится надо мной и поможет доплыть до Родины.

Автор Михаил Элизбарашвили.

Информация алюминиевый кофр на нашем сайте.