vedun23

Ведун глава (двадцать третья) – это двадцать третья глава мистического романа “Ведун” от нашего автора Романа Ударцева.

ВЕДУН

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Егор пришел в себя минут пять назад, но делал вид, что все еще без сознания. Он лежал на чем-то, скорее всего на одном из кожаных диванчиков в холле. Рядом разговаривали двое. Голос Мари он узнал сразу, а второй был ему незнаком.

– Значит, Вадим сумел выведать у червяка где находится колдун? — мужчина говорил отрывисто и зло.

– Нет, Вовчик, – мягко, так разговаривают с норовистыми лошадями или рассвирепевшими мужьями, отвечала Мари — он узнал некоторые детали…

– Не называй меня Вовчик, ведьма! — прошипел мужчина — Кончился Вовчик, когда эти твари убили Маришку.

– Как скажешь, – примирительно ответила Мари.

– К делу, – Егор чуть приоткрыл глаза и увидел молодого блондина, парню было от силы восемнадцать, но у уголков его рта, уже пролегли две морщины, такие появляются от пережитого горя, а не от возраста — червяк сказал все что знал?

– Возможно, – спокойно ответила Мари.

– Тогда надо прикончить эту дрянь!

– Ты понимаешь, что убьешь носителя?

– Ха! — злобно рассмеялся парень — Да я даже если Вадим сможет ее исцелить, придушу стерву!

Мари помолчала, она видела, что парень на взводе, но что поделать. Это не банальная озлобленность за оттоптанную ногу в автобусе. Ярость парня питалась от бессилия и ненависти. Ведьма прикоснулась к локтю парня.

– Володя, – тихо, чтобы заставить прислушиваться и этим утихомирить гнев собеседника, сказала она — Вадим обещал, что спасет ее.

– Маришке он тоже обещал! — выкрикнул Володя громко, некоторые ведуны обернулись. Они чувствовали бордовые волны гнева, идущие от собрата, но не вмешивались в разговор.

– Ты согласен из мести разочаровать Вадима? — хлестко ответила Мари — Из драного желания отомстить, ты подотрешься его любовью к тебе?

Владимир дернулся как от пощечины. Лицо парня пошло пунцовыми пятнами. В ярости он не понимал, что смерть Маришки была не только его горем. Ведьма сделала то, на что не решались окружающие, сказала прямо и в глаза правду.

– Иди, – продолжала морально хлестать его ведьма — прикончи червя. А заодно лиши Вадима возможности хоть что-то исправить в этой паскудной ситуации.

Парень поник плечами. Смерть близкого не исправишь местью. Мари сделала шаг и обняла его. Некоторые из ведунов тоже подошли. Егор не мог видеть, но чувствовал, как волна любви и поддержки поднимает обрезанную пополам душу, со дна колодца отчаяния. Вовсе не в ведовстве была самая большая сила этих людей, а в умении разделить радость и горе на всех. Не на лживых словах и лицемерных жестах, а душой и сердцем.

– Вставай, они и так знают, что ты не спишь, – раздался голос над ухом Егора — им просто пофиг на тебя.

Егор открыл глаза и увидел, что рядом на диване сидит невероятно тощий и старый негр. Он улыбался во весь рот и почему-то эта улыбка пугала оперативника до чертиков. Парень сел, действительно ведуны были заняты духовной поддержкой собрата и плевать хотели на соглядатая. Негр снял с лысой головы потрепанный цилиндр и смахнул с него пыль, потом повернулся к Егору и протянул руку:

– Привет, меня зовут Барон Самди.

– Егор, – парень пожал руку и поразился насколько крепким и ледяным было рукопожатие. Как будто Барон, только что полоскал руки в жидком азоте.

– Ты тут как наблюдатель? — Барон говорил непринужденно, но у Егора все равно шевелились волосы на затылке — Я тоже. Тут любопытнейшая каша заварилась, не находишь?

Оперативник не успел ответить. Ведуны увели обессиленного Владимира куда-то, и к ним направлялась Мари. Девушка сделала изящный реверанс перед Бароном, что выглядело странно в шелковом халате. Но тот воспринял жест как должное. Правда вскакивать и совершать ответный поклон не стал, ограничившись тем, что приподнял цилиндр.

– Приветствую Вас, Барон, – вежливо сказала Мари и добавила несколько слов на старофранцузском.

Самди легко перешел на французский, но спохватившись, извинился:

– Мари, молодой человек вряд ли понимает наш разговор, это не вежливо.

Егор учил в школе французский как второй иностранный, но его знаний едва бы хватило на то, чтобы спросить дорогу или досчитать до ста. К тому же Мари говорила на средневековом диалекте, а Барон Самди на диалекте французской Полинезии.

– Я как раз спрашивал у Мари, где она берет такие чудные косметические заклинания. Мне, как Вы видите, молодой человек, они бы точно не помешали. Хорошо тебе, юная мадмуазель, а у меня годы берут свое.

– Ах, Барон, – рассмеялась Мари — Вам ли говорить о берущих годах? Над Вами время не властно.

– Если бы, Мари, – удрученно ответил негр — но время идет для всех, даже для меня.

Они весело болтали, как давние друзья. Но Егора не оставляло ощущение, что это бутафория. На лестнице ведущей на второй этаж появился Вадим. Он снял берцы и был босиком. Ведун увидел гостя и улыбнулся:

– Самди, друг мой! Как же давно мы не виделись!

Пока Барон отвлекся на ведуна, Мари быстро наклонилась к Егору и прошептала:

– Ты понравился Барону, так что вали отсюда и быстро! — Егор непонимающе уставился на ведьму и она прошипела — Беги идиот!

Вадим спустился в холл и обнял Барона. После чего попытался увести его наверх:

– Друг мой, ты же знаешь, что я предпочитаю водку, но для тебя у меня всегда припасена бутылочка рома…

Тощий старик поднял руку и указал на Егора, парень был готов поклясться, что с пальцев слезла кожа и обнажились кости в лохмотьях истлевшей плоти.

– Вадим, этого ведь вы приготовили для меня?

Лицо негра тоже преобразилось, плоть отслаивалась клочьями, обнажая оскал черепа. В помещении упала температура, а Егор узнал этого старика. Именно его он чувствовал, во время той операции в Йемене, когда из всего взвода, он выжил один. Именно Барон тогда ходил рядом и обжигал своим дыханием. Ведь рядом с молодым спецназовцем тогда ходила сама Смерть. Мари выскочила вперед и стала между Бароном и оперативником.

– Барон, – вежливо, но с злобной усмешкой, сказала она — Вы ошиблись. А мальчик сейчас уйдет.

Вадим напрягся. Ссориться из-за мальчишки с самой Смертью он не собирался, но и отдавать на растерзание пацана было неправильно. К счастью, Барон Самди, лишь играл с ними, прекрасно зная, что срок мальчишки еще не пришел. Он рассмеялся, снова становясь добродушным старым негром.

– Пойдем, – коротко хохотнул Барон — попробуем твой ром.

Мари одними губами прошептала Егору «беги». Теперь парню не требовались лишние объяснения. Он пулей вылетел из дома. К счастью Вадим не давал распоряжения о тех, кто пытается покинуть дом, поэтому ведуны, стоявшие в охранении, не тронули бегущего. Вадим проследил парня до леса, где тот благополучно заблудился через шестьсот метров. Ничего, подумал ведун, рассветет и выберется, это же не тайга. Сейчас его заботило больше то, зачем Смерть пришла лично к нему, да еще и в таком экзотическом для Руси виде.

 

Захар Смушкин Зингаревичи братья Зингаревичи и Захар Смушкин.

2 комментария

  1. Светлана Енгалычева

    Так и поседеть можно парню.

  2. Роман Ударцев

    Как в песне: “…наша служба и опасна и трудна…”)))