vedun17

Ведун (глава семнадцатая) – это семнадцатая глава мистического романа “Ведун” от нашего автора Романа Ударцева.

ВЕДУН

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Судя из донесений агента, ведунов было не много, от силы пять десятков. Никодим еще раз обдумал оборону. Все получалось почти идеально. На четырех углах крыши стояли бойцы с пулеметами. Никаких переговоров, разумеется, не предполагалось. Как только колдуны появятся, охрана откроет огонь на поражение. Нападающие быстры, но не быстрее пуль. Тот номер, что отколола Маришка в больнице, был доступен отнюдь не всем сектантам.

Кардинал поднялся и пошел на крышу. Проходя мимо комнаты для слуг, он услышал приглушенные вопли. Там черви доедали самых упрямых, среди которых была и Полина. Девица была нужна как агент-человек, ведь ведунов не обманешь просто шкурой. Теперь она визжала вместе с остальными, превращаясь в оболочку. Никодим засмеялся, при этом изо рта показался пучок червей. Паразиты все равно принимали частично эмоции и привычки оболочки. Им самим смех был не нужен.

На крыше было жарко для людей, но клирику было все равно. Он подошел к пулеметчику, еще вчера бывшему поваром. Глаза человека были исполнены боли и ужаса, видимо черви взяли под контроль тело, но еще не доели мозг. Речевые центры, впрочем, черви брали под контроль сразу, так что доложил спокойным и равнодушным голосом:

– Все в порядке. Движений противника не обнаружено.

– Хорошо. — кивнул клирик, потом достал из кармана рясы рацию и сказал — Хрипатый, заканчивай с ней. Все равно толку не будет.

Ведунья оказалась крепким орешком. Кардинал надеялся, что удастся забраться сквозь защиту. Но упрямая девка, предпочитала загибаться от боли и обезвоживания, чем ослабить «кольчугу». Мимолетное сожаление промелькнуло в разуме клирика, он возлагал большие надежды на контроль над ведуньей. Червь не просто съедал мозг жертвы, но и копировал все данные. В головушке даже самого захудалого колдуна было куда больше, чем во всей челяди вместе взятой.

Он отключил рацию и в следующую секунду, трассирующая пуля сожгла ее вместе с кистью. Выстрел донесся мгновением позже. Пуля так же снесла кусок шеи и частично нижнюю челюсть. Если бы кардинал был человеком, то практически мгновенно погиб. Для червя это было больно, но не смертельно. Белесые нити выскочили из краев ран и сцепились друг с другом, образовывая грубую, похожую на белую мешковину, ткань, соединяя и поддерживая поврежденные места.

Бойцы не успели среагировать, как горящие пули принялись прожигать в них дыры. Ведуны пошли на штурм. Вадим применил все что мог, из современных средств. Под покровом леса, снайперы умудрились подойти практически вплотную к дому. Раздался рев мотора. Ушлые колдуны, чтобы не привлекать внимания, обливаясь потом на руках приволокли от трассы КамАЗ. Самый отчаянный сел за руль и протаранил тяжелой машиной забор с противоположной стороны от ворот.

Охрана помчалась защищать пролом в обороне. Сразу же через забор, бесшумно начали прыгать ведуны. И их было несколько сотен. Никодим смотрел сверху на несущихся к дому ведунов. Он просчитался. Рухнув на четвереньки, он быстро метнулся к будке стоявшей на крыше. Согласно легенде, изначально там планировался лифт, но смиренный кардинал решил, что это излишество и отказался от него. На самом деле Никодим еще будучи человеком, не строил иллюзий, насчет того, что отвечать перед законом придется. В лифтовой шахте был секретный выход из дома. Сейчас самое время им воспользоваться.

Для безопасного спуска, следовало сначала поднять специальную платформу со дна шахты. Но это время, пусть и секунды. Клирик уже не притворяясь человеком резво побежал вниз по кирпичной кладке, из рук и ног торчали пучки белесых червей, которыми он цеплялся за камень.

Оставив на платформе клочья кожи, он помчался по бетонному подземному ходу. Времени включать свет у него не было, но ему и не нужно было освещение. Два километра под землей, Никодим пробежал быстрее, чем олимпийский чемпион. Правда то, что выскочило наружу, уже мало напоминало толстого и респектабельного кардинала.

Вместо обширной луговины, куда выводил замаскированный подземный ход, он с разгону врезался в металлическую стенку контейнера. Пока он сообразил, что происходит железная герметичная дверь, захлопнулась за спиной. Со всей своей недюжинной силой он двинул по двери. Контейнер, сделанный из бочки высокого давления, для перевозки жидкого газа, погнулся, но выдержал.

Люди, деловито цеплявшие тросы, чтобы взгромоздить бочку на тягач, вздрогнули, но продолжили свое дело. Холодные глаза, военная выправка и скупая точность движений, выдавали в них профессионалов, так что форма внутренних войск выглядела на них уместно. Из стоящего неподалеку автомобиля вышел высокий блондин. К нему подбежал капитан командовавший погрузкой:

– Товарищ полковник, все идет в штатном расписании. — доложил он.

– Борисов, – поморщился Павел Андреевич — давай без солдатских приколов, лады?

– Через пять минут загрузим. — пожал плечами офицер — Сколько оставлять людей у выхода, на случай если еще пожалуют?

– Ни сколько. — задумчиво ответил полковник — Думаю следующими из лаза появятся те, от кого эта тварь бежала. С ними надо попробовать договориться, а не устраивать разборки. Погрузим и сразу уходите на базу.

– А Вы? — замялся капитан. Он работал в МГБ уже десять лет, и уважал начальство, не трусящее лезть на передовую. — Может хоть с десяток бойцов оставлю?

– Борисов, – жестко ответил Павел Андреевич — берешь всех и двигайте на базу. Сопроводиловка, – он махнул рукой на спецзнак под передним стеклом тягача — у вас соответствующая. Настоящие автоинспекторы, будут только честь отдавать. Если кто-то попробует задержать, стреляйте на поражение без предисловий. Контейнер надо доставить на базу в целости. Это приказ, ясно?

– Так, точно. — щелкнул каблуками капитан и побежал отдавать приказы.

Через четыре минуты полянка опустела. Полковник закурил, оперся на капот машины и принялся ждать. Ведуны искали секретный вход долго, по их меркам. Так что он отбросил окурок, когда из входа показался человек, весь измазанный кровью и зеленой слизью. Ведун посмотрел по сторонам, потянул носом воздух и сплюнул.

– Ушел, падла!

– Молодой человек, – обратился к нему Павел Андреевич — нам нужно поговорить.

Ведун скривился, посмотрев на чекиста, вздохнул и махнул рукой:

– Пошли, времени в обрез, по дороге поговорим. — после чего нырнул обратно в подземный ход.

Павел Андреевич пожал плечами и пошел следом. Разговора в тоннеле не получилось. Вроде бы ведун шел расслаблено, но при этом так быстро, что полковнику едва удавалось поспевать за ним. А своей физической формой Павел Андреевич гордился по праву. И в подземелье и в доме стоял густой запах мертвечины. По комнатам деловито ходили молодые юноши и девушки, в полувоенной одежде. У каждого в руках был пакет с каким-то белым порошком. Им они засыпали груды червей, слабо шевелящиеся среди обрывков кожи и изъеденных костей.

– Это соль. — непонятно объяснил сопровождающий — Гаржи дал, ненавидят соль, как впрочем, любые черви.

– Вадим, – к ним подбежала девчушка лет четырнадцати — мы почти справились с дверью!

Они пошли в цокольный этаж помещения, где трое ведунов деловито резали автогеном банковскую дверь. За каким чертом кардиналу понадобилось банковское хранилище под домом, понять было трудно. Наконец ломами они смогли отогнуть ее. Ведуны собрались было скопом ломануться туда, но Вадим жестом остановил их. Он присматривался, ожидая подвоха. Из подвала раздался женский крик. Один из ребят, молодой белобрысый паренек, побледнел и не взирая на оклик Вадима рванулся вперед.

Чертыхнувшись, Вадим побежал за ним. В подвале была оборудована тюрьма. У кардинала похоже были основательные проблемы с головой, подумал Павел Андреевич, а потом застыл, силясь впихнуть в разум то, что видит.

На полу распахнутой камеры извивалась оплетенная белесыми нитками девушка. На потолке прилепился мужик уголовного вида. Нити из его рта тянулись к девице. Белобрысый кинулся к девушке, но тварь под потолком легко отбросила его пуком червей. Следом раздался голос, совершенно непонятно откуда, ведь рот мужика был наполнен белыми спагетти:

– Еще шаг, ведуны, – сипело существо — и я разорву ее в клочья!

В подтверждение своих слов, он стянул нити и девушка вскрикнула от боли.

– Отпусти ее! — заорал парень, но червивый лишь засмеялся.

– Нет, зови главного, с ним говорить буду.

– Ну, – хмуро сказал Вадим, заходя в камеру — я слушаю тебя.

– Ты первородный? — просипел мужик, кожа на его лице не справлялась с напряжением и потихоньку сползала, обнажая череп набитый червями.

– Да. Чего ты хочешь?

– Твоей смерти, ведун. — засмеялось то, что когда-то было Хрипатым.

– Отпусти девочку, – спокойно ответил Вадим — и у тебя появится шанс выйти отсюда живым. Я обещаю.

– Обещаю? — зашипел гаржи дал — Мы знаем цену обещаниям ведунов. Вы ведь обещали нам помочь? А превратили Геенну в гниющий ад.

Вадим дернулся, как от пощечины. Едва заметно, он шевелил пальцами, создавая сложное боевое заклинание. Ему нужно было время. Еще совсем чуть-чуть. Даже если придется выслушивать это.

– Мы старались, как могли. — с настоящей и неподдельной болью в голосе, ответил он — Нельзя помочь тому, кто не принимает помощи.

– И сейчас ты тоже не успеешь. — захохотал гаржи дал и сжал все нити.

Вадим выбросил заклятье и оно отрубило пучок от целого, но нервный импульс уже прошел. Черви скрутились в предсмертной агонии. Если бы у Маришки было чуть-чуть больше сил, хотя бы еще доли секунды продержать защиту. Но «кольчуга» отключилась и тонкие шипастые черви врезались в живую человеческую плоть. Она даже не смогла вскрикнуть, потому что эта гниющая сеть сдавила ребра. Кровь брызнула во все стороны и милая девушка в секунду превратилась в клочья мяса.

Дикий крик Вовчика слился с предсмертным смехом гаржи дала. Вадим прикончил червя, но понимал, выиграл не он. Горечь от того, что случилось непоправимое, поднималась изнутри, разъедая душу.

Парень стоял на коленях, возле растекающейся кровавой лужи. Силясь понять, как это еще секунду назад было его любовью и частью его души. Он обернулся к учителю, другу и наставнику, с отчаянной, запредельной надеждой. Увидел слезы на его глазах и понял, что это конец. Ведун был способен на многое, но червь знал, как убивать таких как он.

Полковник застыл. Он знал, что будет и долгий содержательный разговор с лидером ведунов, будут политические торги, будет все. Но сейчас, скажи он слово, то рискует жизнью. Люди в горе неадекватны. И чем более сильный и твердый человек, тем страшнее его горе для окружающих. Павел Андреевич был циником, но даже его холодному рассудку было жутко, от сгустившегося в воздухе отчаяния. А еще от предчувствия того, что устроят ведуны в ответ. Ведь пока что они лишь защищались. Сейчас они начнут мстить. Будущее было туманно и туман этот отсвечивал кровью.

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ

5 комментариев

  1. Светлана Енгалычева

    Жаль Маришку. Зачем Вы так с ней поступили?! Надеюсь, Полину хоть спасут?

  2. Маша

    Маришку жалко :zombie2:

  3. Роман Ударцев

    Барышни, мне самому ее жалко было убивать, но у нас тут роман ужасов. Так что никак без этого не обойтись. Да и половину действий истории придется переделывать, если девочка выживет. :mummy:

  4. хитренький

    Печальный рассказ.

  5. Роман Ударцев

    Хитренький (обалденный псевдоним, аплодирую)), это же еще не конец романа. Я его только вчера дописал, а опубликована только первая часть и первая глава второй части. Так что, надеюсь, скучно не будет :jacklantern: