levsha19

Левша (глава девятнадцатая) – это девятнадцатая глава мистичеcкого романа “Левша” от нашего автора Романа Ударцева.

ЛЕВША

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Немного раздражала привычка американцев лыбиться по любому поводу и безо всякого повода. Но в остальном Вашингтон производил очень приятное впечатление. Планировка улиц, как и во всех молодых городах, была проста и понятна. Длинные нитки стрит, перерезали такие же прямые авеню. Куча ресторанов на любой вкус и кошелек. Вася ради интереса, даже купил хот-дог из стоящей на улице термо-тележки, единственное известное ему блюдо национальной американской кухни.

– Вкусно? — с сомнение спросила Нэнси, она сама отказалась наотрез от такой пищи.

– Как гипсокартон с кетчупом, – ухмыльнулся Вася, даже не думая выбрасывать булку с сосиской — вкус настоящей Америки. Но я и не такое ел, так что нормально.

Музеи и архитектура быстро наскучили Левше. Гораздо интереснее были люди. Оказалось, что американцы мало чем отличаются от русских. Те же надменные чинуши в офисах правительственных учреждений, богатеи поглядывающие на всех свысока. Даже эбоникс чернокожих, доносящийся им вслед, был похож на такое знакомое «э, дэвущка, давай кататся поедем». Пару раз Василий хотел было вернуться и врезать совсем уж обнаглевшим матершинникам промеж глаз, но Нэнси вцепилась в его руку и тащила прочь от местной гопоты.

В итальянском ресторане, куда пришла парочка, пахло вкусно и почти по домашнему. Левша, чьи знания итальянского были около нуля, просто заказал пиццу с мясом и сыром. После трехчасовой прогулки парочка проголодалась и они жадно набросились на еду. И все же Василий поглядывал по сторонам. Через пять минут, охране надоело торчать на улице и три крепких и довольно неприметных спеца из ЦРУ зашли в ресторан.

Все уселись грамотно. Первый контролировал главный вход, другой двери на кухню, третий не сводил глаз с Левши. После успешного тестирования проекта «Возмездие», уровень охраны сразу вырос. Это были уже не «зеленые береты» или «морские котики». Своих специалистов прислала Секретная Служба. Василия это не слишком устраивало. Он не думал, что они смогут его задержать при побеге, но просто вырубить охрану не получится, придется убивать. И вот это ему не нравилось.

– Вася! — Левша задумался и не сразу обратил внимание, что Нэнси обращается к нему — Вася! Ты что заснул?

– Извини, – он виновато улыбнулся — задумался. Повтори, пожалуйста, я прослушал.

Вот в этих мелочах он ей и нравился. В том что всегда придерживал для нее двери, не начинал врать о том, что слушал, просил повторить если что. Василий был галантным не для того, чтобы ей понравится, это было его внутреннее свойство.

– Я спросила, – она нахмурилась в профилактических целях — где ты так хорошо выучил английский язык? Ты говоришь совершенно без акцента.

– Акцента нет наверное потому, – ехидно ответил Левша — что я говорю на русском.

– Не припомню, – недоверчиво сказала лаборантка — чтобы я учила русский.

– Это прямое подключение матрицы сопереживания, то есть эмпатии, к речевым центрам мозга, – охотно объяснил Левша.

– Не поняла… – вздохнула девушка после минутного размышления — по-моему ты надо мной подшучиваешь.

– Ни сколько, – Вася погладил девушку по руке и щелкнул пальцами — вот отключил этот центр и ты ничего не поняла.

Нэнси слышала русскую речь и видела, как двигаются его губы, но смысл слов перестал доходить до мозга. Как будто смотришь фильм без перевода. Ведун опять щелкнул пальцами.

– Видишь, всего лишь стимуляция речевых зон.

Удивительнее всего было то, что губы мужчины произносили вполне понятные слова. Нэнси могла поклясться, что Вася говорит на английском. Впрочем, в Африке все были уверены, что ведуны прекрасно разговаривают на суахили, а последователи идеологии «чучхе», уважали русских колдунов за знание корейского.

– То есть, – восхищенно пробормотала Нэнси, которая в школе ненавидела французский — вам вообще не надо учить языков?

– Еще и как надо, – разрушил ее хрустальные мечты Левша — это же соприкосновение электромагнитного колебания мозга. Чтобы читать книги, надо сидеть и учить слова и грамматику. Да и фильмы я смотрю пользуясь твоим восприятием как переводчиком.

– Подожди, – вдруг дошло до Нэнси — так ты телепат?

– Да, – зловеще и карикатурно расхохотался Вася — я знаю, что вы сделали прошлым летом!

– Все твои русские шуточки! — обиделась Нэнси и отвернулась.

Именно этот жест и спас ей жизнь. Вместо того, чтобы пробить голову, тяжелая пуля, летя по касательной, вспорола скальп на темени и разбила теменную кость. Левша успел запустить боевой режим и второй выстрел попал в тощую молодящуюся пенсионерку в нелепом молодежном платье.

Ведуны умели чувствовать направленную на них агрессию. Поэтому неизвестного снайпера инструктировали с учетом этой особенности. Целью, как ему сказали, была женщина, а мужчина лишь ненужный свидетель. Выстрел отшвырнул Нэнси под стол, туда же нырнул Левша, уходя из зоны обстрела. Первым делом он активировал «кольчугу» вокруг себя и подруги. Потом принялся осматривать девушку. Она была жива и даже в сознании.

– Тссс… – прижал палец к губам Левша.

– Аааа! — Выстрел размозжил кости и причинял невероятную боль.

Молчать она не могла. В ресторане началась паника, но сквозь грохот и крик, Левша слышал топот приближающихся людей в военных ботинках. Он исходил из худшего варианта и предполагал, что это группы зачистки. Защитное заклятие было слишком растянуто, чтобы прикрыть двоих. Максимум, что оно выдержит, это рожок из автомата. Потом их прикончат. Защищать, лечить и воевать одновременно, невозможно, Василий это понимал. У Нэнси начались судороги и бедняжка не могла даже кричать, лишь сип и розовая от крови из прикушенного языка пена, вырывались из ее рта.

– Прости, маленькая, – вздохнул Левша и убил ее.

Тело мешком осело на пол. А разъяренный ведун кинулся к единственному уцелевшему охраннику. Остальные лежали навзничь, снайпер при потере основной цели, принялся отстреливать охрану.

– Дай пистолет! — потребовал он и выдрал револьвер из рук бледного американца.

Никогда он не работал с такой скоростью. Атомы под напором его воли дружно скакали по кристаллическим решеткам и скоро штатный Смит-и-Вессон, стал похож на футуристическую пушку из фантастических фильмов. В разбитую витрину ломанулись первые бойцы из группы захвата. Пистолет два раза коротко и негромко свистнул. Из ствола вырвались пучки оранжевых молний и окутали первых нападавших. Через доли секунды на пол грохнулись две высушенных седых мумии.

– Жми сюда, о патронах не беспокойся, – Левша показал где спусковая кнопка у аппарата — а я зайду с тыла.

Охранник пожал плечами и принялся с азартом стрелять в наступающих. Снайпер выстрелом перебил ему тазовые кости. Поэтому ни помешать объекту лезть в свару, ни тем более защитить, он не мог. Единственное что он мог сделать, это не дать нападающим войти в помещение и оттянуть силы на себя. Слово «долг» может быть и не придумали в Америке, но лично этому солдату оно было известно хорошо. Он лишь молился, чтобы не потерять сознание от кровопотери и боли, раньше времени.

Потеряв сходу пять боевиков, нападающие отступили и кинули в помещение гранаты. Ни одна не взорвалась, они не могли знать, что Левша накинул на поле боя особое поле, под названием «полог миролюбия», блокирующее химические реакции в огнестрельном оружии и взрывных устройствах. Против двух десятков вооруженных автоматами и гранатами профессиональных бойцов, не выстояла бы даже Полина. Только волоты обладали достаточной крепостью для подобных авантюр.

Пока нападающие решали, сработают ли гранаты или на всех одновременно произошла осечка, у Василия появились драгоценные секунды. Он подхватил тело Нэнси и занес за барную стойку. Там же обнаружил бесполезный в «пологе миролюбия» дробовик. Четыре секунды запредельной концентрации и вот у него в руках отличная казачья шашка.

Когда-то Василий был уверен, что самое лучшее холодное оружие в мире это японская сабля «катана». Аз научил его пользоваться шашкой. Если катана требовала от бойца выверенных до миллиметра движений, отточенных годами тренировок. И победитель определялся тем, кто эти заученные движения делает быстрее и правильнее. Шашка же наоборот, давала куда больший простор фантазии и от бойца требовалась гибкость ума и тела. Бой на катанах был похож на уравнение, бой на шашках на танец.

Уж чего не ожидала группа захвата, когда вломилась в разгромленный ресторан, так это танцора с шашкой. Чуть не вприсядку, оскаленный от злобы, Левша вломился в их строй. Отточенное до молекулы лезвие наносило страшные раны, с легкостью распарывая кевларовые бронежилеты и титановые накладки. Снайпер принялся стрелять, не жалея собственных бойцов, чем больше помог Василию, чем нападавшим. Прошло четыре минуты, с начала нападения, когда в воздухе застыл вертолет, в ресторане было лишь трое живых. Левша, раненный охранник и истекающий кровью из распоротого бока, боец. Его Левша просто не успел прикончить.

Добрый балагур, веселый алкаш и добродушный забияка закончился. Генерал Нильсен смотрел на побоище, устроенное ведуном и его тошнило. Левша слишком часто получал тычки от судьбы и когда наконец решил огрызнуться, даже холодная Фортуна вздрогнула от этого оскала.

Василий подхватил на руки тело Нэнси и пошел к вертолету. Военные растерянно смотрели на начальство, не решаясь встать на пути русского колдуна. Ведь в любую секунду он мог положить свою скорбную ношу и снова взяться за свою странную саблю. Нильсен махнул рукой, мол, пропустите. Бережно Левша уложил Нэнси на заднее сиденье вертолета. Потом повернулся к генералу и спросил:

– Где ближайшее озеро?

– Хоспитал-центр, озеро Мак Миллан, – непонимающе отозвался Нильсен.

– Слышал? — спросил Левша у пилота, тот молча кивнул — Заводи тарахтелку и летим туда.

– Так приказ, – пролепетал пилот — забрать раненых и…

– Этот сейчас сдохнет, – холодно ответил Левша ткнув пальцем в синюшного боевика с распоротым боком, а затем в охранника — А этот доедет на скорой, не президент, перетопчется. Полетели, не зли меня.

Пилот беспомощно, как остальные солдаты, посмотрел на генерала Нильсена. Тот выругался, залез в кабину и приказал взлетать. Ревущая машина взмыла в воздух и понеслась к озеру Мак Миллан.