levsha18

Левша (глава восемнадцатая) – это восемнадцатая глава мистичеcкого романа “Левша” от нашего автора Романа Ударцева.

ЛЕВША

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Левша был уверен, что к проекту приложили руки Самир и Полина. А еще, наверное, Йосик Гвенетадзе. Если не все вообще, любители научной фантастики в Тихом Бору. Для начала эта хреновина была огромной. Внешний обод кольца достигал девяноста футов, Вадим настоял, чтобы все замеры были в американских системах измерения, внутренний почти шестьдесят. Гигантское кольцо стояло вертикально и крепилось на платформе-основании. Платформа вообще упиралась в стены ангара и все десять футов еще толщины были напичканы самой дорогой электроникой, которую можно купить за деньги.

На светодиодах Вася тоже не экономил, так что аппарат светился как Кремлевская елка перед Новым Годом. Не раз и не два генерал бледнел, держа в руках очередную смету на строительство аппарата. В таких случаях Левша срочно изготавливал пару побрякушек для вояк и Пентагон послушно отстегивал деньги, а главное, материалы. Единственное, что он сделал настоящим и на совесть, это были стенки отсека, с радиоактивными материалами. Устроить на базе массовую эпидемию лучевой болезни в его планы не входило.

В остальном, это был грандиозный и нереально дорогой ящик фокусника. Точно такие же стояли на фабриках во всех ведовских поселках. Вадим и канцлер рассудили, что ловить шпионов в каждом поселке и вычислять новых, занятие дурное и неблагодарное. Поэтому шпионов конечно вычислили, а потом дали им то, что они хотели. Огромные красивые и непонятные машины. Каждый аппарат, выпускаемый ведунами, пропускали через подобные гигантские кольца. После чего они начинали летать. На самом деле летать они могли гораздо раньше, а от прохождения через установленные на платформах кольца, появлялся приятный аромат в салонах. Но шпионов в подобные мелочи не посвятили.

Ни один шпион не мог даже приблизится к кольцу, работали в выпускном цехе только ведуны, потому-то американцы так вцепились в возможность заполучить Левшу. Наташа колебалась лишь для вида, чтобы набить себе цену, а потом хрипящая от геморрагической лихорадки, позвонила отцу. Как она и рассчитывала, тот бросил все и примчался ее выручать. Откуда ей было знать, что ведуны уже голову сломали над тем, как устроить похищение Левши.

Вася дочку вылечил, на предложение подзаработать согласился. Для вида покочевряжился, конечно. Единственное на чем американцы стояли железно, выплаты будут идти на счет в банке, а не аккуратненьким чемоданчиком с наличкой. За счета в банке всегда можно придержать человека, как за причинное место.

Можно было бы плюнуть на деньги, но не украсть у геополитических оппонентов, Вася считал пинком по гордости и тут же нашел выход. Когда он заходил в ангар с прототипом кольцом, пафосно именуемым проектом «Возмездие», то весил свои любимые шестьдесят два килограмма, а на выходе всегда прибавлял семьсот пятьдесят грамм. Для ведуна не сложно было напитать одежду и обувь золотом, которого в проекте было выше крыши. Вадим считал это глупым озорством, но не мешал Левше развлекаться.

Потом, отправляясь побухать и покуралесить в Анкоридж, Левша всегда останавливался возле храма святого Тихона. Тонкой струйкой в одну молекулу, золото стекало под землю. Через полгода там образовался слиток в семнадцать килограмм. Вадим плохо относился к иерархам экуменистической церкви, но Вася помнил, как один священник, отец Николай, подкармливал его зиму, причем сам поп отнюдь не благоденствовал. После задания Левша собирался сообщить местной общине о золоте, при условии, что те поделятся с Натальей. Если все пойдет как он рассчитывает, то счета дочери заблокируют. Честно платить за предательство, было не в правилах цээрушников.

А пока гигантское кольцо подпирало крышу ангара, опутанное проводами и лесами. Ученые как муравьи по булке, ползали по этой махине. Каждому Левша сумел рассказать удобную байку, вписывающуюся в предел знаний узкого специалиста. Хмурился только профессор Мудзияки. Он обладал выдающимся интеллектом и не понимал, как эта штука придаст хоть чему-нибудь антигравитационные свойства. Подобных ему ученых, способных работать на стыке нескольких наук, в проекте больше не было. Поэтому поделиться своими сомнениями ему было не с кем. Он попробовал объяснить нестыковки проекта генералу, тот честно слушал его минут пять, но глаза военного были полны такого простодушного идиотизма, что профессор выругался по-японски и бросил эту тему.

Проект «Возмездие» жрал ресурсы. Причем Левша старался, чтобы он жрал не деньги, уж чего-чего, а этого добра у американцев было навалом. Он даже боялся предположить сколько миллиардов распилили чиновники на этом проекте. Нет, нужен был калифорний, нужны были крупицы антиматерии, нужны были сверхточные линзы, все то, что восстанавливается годами, а после попадания в бутафорское кольцо, превратиться в хлам.

– Начинаем первую фазу! — в подвешенной под потолком кабине наблюдения, перед микрофоном стоял генерал Нильсен. Его глаза сияли как у ребенка. Он чувствовал себя почти Нилом Армстронгом. Поэтому Левша и поручил ему голосовое сопровождение. Все поручения он раздал задолго до начала и все сотрудники знали, что им делать. Но это же не повод лишать человека детской мечты.

Ворота ангара разъехались и по специальным трапам на платформу стал заезжать танк. После того, как железное чудище добралось до специального постамента, установленного прямо в центре кольца, рабочие принялись убирать трапы.

– Господь сегодня благословил нашу страну! — голос генерала Нильсена разлетался по ангару, усиленный динамиками — Америка еще выше поднимет флаг демократии и свободы над миром! — Левша старался не морщиться, хорошо он догадался брякнуть генералу, что музыка может сбить настройки, а то перед каждым танком пришлось бы слушать американский гимн — С верой и долгом в сердце, начнем! Начинайте вторую фазу! Десять! Девять! Восемь! Семь! Ше…

Левше осточертела эта помпа и он щелкнул кнопку «ввод» на компьютере. Ангар заполнился гулом. В принципе вся эта махина работала бесшумно, разве что охладители едва слышно гнали воздух через радиаторные решетки с жидким гелием. Но надо было объяснить, как на аппарат подействует то, что генерал зажал десять фунтов осмия. Так что пусть наслаждается. Говорить в ангаре, да и в радиусе километра, стало невозможно. Даже через защитные наушники гул пробирал до костей. Зато, ухмыльнулся Вася, на следующую партию они разорятся и купят осмий. Иначе вся их секретность пойдет псу под хвост.

Первое вращение кольцо сделало в вертикальной оси. На втором обороте, разделилось на три и гигантский маятник из трех колец, принялся кружить вокруг танка. Зная основной принцип работы фокусника, Левша приложил максимум усилий, чтобы эффект был завораживающим. Через минуту кольца начали поблескивать голубыми сполохами, а через пять, мерцание заполнило ангар.

Люди завороженно уставились на мечущиеся в голубом сиянии кольца и засиявший пронзительно белыми, похожими на бенгальские огни, искрами танк. Лишь один человек не поддался огненному фарсу. Старик-профессор, лишь мельком глянул на агрегат и уткнулся в приборы. И это было плохо. Левша знал, что этот азиат очень умный и сумеет вывести его на чистую воду.

К гулу стал примешиваться треск. Его звук Левша скопировал в столярной мастерской, что располагалась рядом с ангаром. После чего усилил ерзанье наждачной бумаги в пятьдесят три раза. Получилось то, что нужно. Не мог подобный величественный процесс сойти на нет, без особого эффекта. Все дружно схватились за головы. Даже проницательный Мудзияки отвлекся от приборов. Этот момент Вася и выбрал для того, чтобы запихнуть в память приборов липовые данные.

Хлопок ознаменовал окончание процесса. Василий первым, как и положено ответственному руководителю взобрался на платформу и подошел к поблескивающему голым металлом танку. Краску сдирали не специально, просто булат, из которого делали свои изделия ведуны, выдерживал подобные дикие спецэффекты, а с обычной брони стирался миллиметр стали. Зато энергетические всплески были почти настоящими и регистрировались аппаратурой.

Бравый капитан, с ожогом на лице и повадками дикого вепря, взялся быть испытателем. Не так много оказалось в армии США людей одновременно умеющих управлять танком и вертолетом. А именно с «Апача» выдрал Левша систему управления. Внутри танка пахло хвоей и лимоном, что закономерно, это были любимые запахи Василия.

– Капитан, – Левша старался говорить мягко и спокойно, испытатель был не тыловой крысой, а прошедшим кровь и смерть бойцом, провоцировать его не стоило — не спешите, управление должно работать очень мягко.

– Тед! — представился капитан и протянул широкую бугристую ладонь. Он оценил то, что никто, включая военное командование, не решилось лезть сюда, а этот тощий головастик рискнул.

– Вася! — ответил на рукопожатие ведун. Хватка у колдуна оказалась железная, Тед прищурился, русский только выглядел тощим и нескладным.

Под руководством ведуна Тед приподнял танк на фут в воздух. Потом потянул рычаги танка на себя. Вместо гусениц сработали антигравитационные устройства и машина понеслась вперед.

– Тормози, мать твою! — крикнул Левша. Тед дернул рычаги обратно, но пятьдесят пять тонн брони смели жестяную створку ворот ангара.

В остальном испытания прошли на отлично. Танк грузно поворачивал, проплывал над канавой заполненной водой, приподымался на четыре фута выше, чтобы пропустить под брюхом противотанковые ежи, сваренные из обрезков рельс. И даже, чего не было в программе первых учений, проскользил над десятком противотанковых мин. Взрывные устройства, естественно не сработали, ведь над ними был воздух, а отталкивалась машина не от поверхности земли, а от гравитационного поля планеты.

Ученые и военные слились в общем восторге и энтузиазме. Левшу поздравляли, хлопали по плечу, к вечеру у него синяк на предплечье появился, и даже попытались качать. К счастью не уронили. Генерал уже видел себя в Вашингтоне, докладывающим об прорыве, поэтому согласился прихватить с собой Левшу и Нэнси, устроив им небольшой отпуск. Под надежной охраной, разумеется. Один профессор Мудзияки не поддался всеобщей эйфории и ходил с непроницаемо-угрюмым лицом. Сотрудники проекта «Возмездие» считали, что он просто завидует успеху русского колдуна. Но Левша знал, что профессор подозревает его в обмане, но не может понять, где карты в рукаве фокусника.

От этого настроение ведуна испортилось. Ему вовсе не улыбалось убивать излишне умного ученого, но и раскрывать себя было подобно смертному приговору. Положившись на русский авось, ведун прихватил Нэнси и уже к вечеру трясся в военном транспортном самолете, на пути в Вашингтон.

http://vozduhoduvkin.ru echo воздуходувки.