l35

Левша (глава тридцать пятая) – это тридцать пятая глава мистичеcкого романа “Левша” от нашего автора Романа Ударцева.

ЛЕВША

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

Лес шумел за распахнутым окном. Солнечный, теплый вечер разливался медом над Тихим Бором. Левша прошелся по кабинету Вадима, потом взял чашку и налил себе чаю. Ожидание не тяготило Василия, наоборот, редкая минута покоя давала собраться с мыслями. Но думал он не о предстоящем совещании, все цифры, спасибо Нэнси, были собраны в папку, лежащую сейчас на столе для совещаний.

Левша оглядывался назад и удивлялся, как далеко он ушел за эти четыре года. Ведь он помнил все. Помнил, как побирался на пузырек «боярышника», помнил, как его обходили, словно кучу мусора. А потом в его жизнь вломились Аз, Вадим и остальные. Перед глазами проносились первые собранные аппараты, некоторые прототипы были убоги и ужасны, но никто не осудил его, ни разу. Запуски «конусов» и разработка генераторов, гибель дочери и доверчивый взгляд Нэнси.

За четыре года воспоминаний было больше чем за прошедшие десятилетия. Ведь память замораживает значительные события, тоскливый быт бомжа ими не очень полон. Мужчина задавал себе вопрос, а правильно ли я живу, и сам же на него отвечал, да правильно.

Пускай порой старания разбиваются об бетон непреодолимых препятствий, но это не повод не стараться. Впрочем, тут Левша немного лукавил. Крайне редко старания ведунов не достигали желаемой цели. Уж очень упертая подобралась команда.

Вихрь портала отвлек Левшу от раздумий. В кабинет ввалился Вадим, его неизменная кожаная куртка моментально покрылась инеем, а от него клубами пошел пар. Василий принюхался, от начальства несло метаном и аммиаком. Он сразу же остановил дыхание, чтобы не обжечь слизистую, но комнатные растения в кабинете были обречены. Мари устроит благоверному головомойку, за подобное пренебрежение ее трудами.

Самому Вадиму было глубоко плевать, где устраивать рабочие встречи. А вот француженка тщательно следила чтобы кабинет главы ведунов был не менее роскошным, чем у какого-нибудь президента. На любые возражения мужа она удивленно поднимала бровь и говорила «ты король, так веди себя по-королевски». Вадим пытался сначала спорить, потом плюнул. Так в Тихом Бору появился рабочий кабинет, с шелковыми обоями, штучным паркетом и мебелью из красного дерева. Левша в шутку предложил добавить лампу с зеленым абажуром и портрет Ленина. Вождя пролетариата на стене не оказалось, а лампа неведомыми путями перекочевала из Кремля в Тихий Бор. Больше Вася так не шутил.

– Привет! — поздоровался Вадим, растирая пальцы — Поставь чайник, а то я задубел.

– На Титане был? — спросил Левша, щелкая кнопкой.

– Нет, на Европе, но тоже прохладно, – ответил ведун и снял хрустящую от льда куртку, после чего посмотрел на часы — Уже почти шесть, скоро начнут собираться.

Действительно в кабинет начал подтягиваться народ. Заходили без стука, кроме тактичного Степана Аркадьевича. Аз и Яха прибыли при помощи портала, как всегда о чем-то споря. Явился даже Лель, он развалился нагишом на кожаном диване в углу, с чашей вина и откровенно забавлялся тем, как бурчала на его «развратность» Томила Александровна. Последней пришла Полина, злая и взъерошенная, она терпеть не могла терять время на совещания. Считала это пустопорожней болтовней.

Первая половина встречи почти целиком принадлежала Степану Аркадьевичу. Прекрасный организатор, он возвел бюрократию в ранг искусства. Рядовые ведуны его недолюбливали, потому что он всеми силами старался прекратить вольницу в рядах. Но без учета и контроля, больших дел не сделаешь. Поэтому его слушали внимательно.

– Положительное сальдо… – продолжал уже сорок минут Степан Аркадьевич. Но его перебила Полина.

– Может хватит уже про валенки?! — воскликнула девушка — Ты внятно можешь объяснить: мы разорены, богаты или на голодном пайке?

– Вот как раз с валенками, Ваши ребята, уважаемая Полина, пустят нас по миру! — обиделся бухгалтер — Где это видано, чтобы боец три пары обуви в году снашивал?

– На Марсе минус пятьдесят в теплый солнечный денек! — взъярилась Полина — Сам попробуй там поскакать!

– О! — обрадовался дремавший до этого Лель — Устройте драку! Только чур, я ставлю на Полину! Без обид Степан Аркадьевич.

– Так, успокоились все! — Вадим не хотел признаваться даже себе, но бухгалтер не то что был плохим оратором, он бубнил как псаломщик, способный вогнать в сон, даже разъяренного дракона — Полина, тебя это особенно касается. Если нужна экипировка, пиши заявку, только обосновывай ее нормально, а не как в прошлый раз.

В прошлый раз Полина устала от отписок Степана Аркадьевича, мол, экономить надо и запустила в общую ведовскую сеть видеообращение, где сгибаясь в земном поклоне, требовала у великого государя Вадима, лаптей, обмоток и прочей рухляди, для служивых людишек, под ее началом прозябающими в нужде и голоде.

Мягко говоря, это вызвало бурную реакцию в среде ведунов. Хохот был слышен в окрестных к Тихому Бору деревнях. Нагоняй тогда получила и Полина и бухгалтер. Но общего языка так и не нашли.

– Ну, – Степан Аркадьевич решил резюмировать свою речь — есть некоторые основания для сдержанного оптимизма. Хотя мне непонятны некоторые статьи расходов. Например, текущее население ведовских поселков, орбитальных станций и дальних поселений миллион восемьсот шестьдесят тысяч человек. Но инфраструктура строится еще на двадцать миллионов. Хотя при сохранении нынешнего роста, это превышение в шесть и две десятых раза. Конечно, в первые годы люди прибывали в огромных количествах, но потом поток заметно снизился. Многие предпочитают жить в окрестных городах и поселках, даже работая на наших предприятиях.

А если судить по закладываемым «конусам» и уже строящимся куполам в дальних поселениях, двадцать миллионов не предел. Вадим, зачем такая спешка? Мы могли бы пустить эти ресурсы на заполнение новых ниш на рынках сбыта. У нас есть целые секторы товаров, которые мы производим для внутреннего потребления, не выпуская их на рынок. Мне это непонятно. Еще немного додавить, и мы войдем в двадцатку экономик мира.

– Степан Аркадьевич, – Яха внешне совсем не походила на прожжённую торговку, но внешнеэкономическими делами ведала она и очень успешно — как думаешь, остальным в мире это понравится?

– Думаю, – нахмурился бухгалтер — не очень. Но мы же успешно отбиваем все экономические атаки. Вы мне, уважаемая Яха, сами об этом неоднократно рассказывали. Даже когда американцы попытались обвалить рубль, мы устроили им дефолт, демпинговав цены на грузоперевозки. Они, как я понял, на этом успокоились.

– Во-первых притихли, а не успокоились, – усмехнулась ведьма — Во-вторых логичным продолжением экономических войн, является война обычная. Мы, конечно, шуганули их конкретно. Потому что одно дело воевать чужими руками, а другое своих деток подставлять, но раньше или позже, жадность возьмет верх.

– Вот потому я собрал внеочередное собрание, – хмуро произнес Вадим, потом повернулся к Лелю — расскажи им.

Лель страдальчески поднял глаза к потолку, потом отхлебнул из чаши и молча уставился поверх голов сидящих. Прошла минута, Аз не выдержал:

– Чтобы тебя перевернуло! Какого черта ты молчишь?

– Ах, плебеи! — горестно вздохнул юный бог – Это же драматическая пауза!

Яха злобно ощерилась и цыкнула зубом. В следующее мгновение Леля распластала по дивану локальная гравитационная аномалия. Он не мог говорить, только сипло через силу дышал.

– Яха, хватит! — Вадим махнул рукой и заклятье рассеялось — Говори уж, драматический актер.

– Блин, пошутить уже нельзя, – пробурчал юноша растирая шею — Короче говоря, попались мне в Поле Акаши два хроноприна. Отличные ребята, приволокли с собой еловое вино из двадцать второго века…

– Кто? — спросил Левша, не поняли многие, но Василий меньше всех гонялся за имиджем и не стеснялся спросить.

– Хроноприны, – пояснил Вадим — существа живущие в другую сторону времени, из будущего в прошлое. Очень редко встречаются.

– Невежество твоих подчиненных не повод меня перебивать! — надулся Лель, Вадим развел руками, мол, извини и юноша продолжил — Так вот ребята ничего не знают о колониях людей в Солнечной системе в ближайшем будущем.

– И что это значит? — спросила Томила Александровна.

– Это значит, что нас нет! — четко и внятно объявил Вадим — Понятия не имею, что произойдет, но угроза серьезная. Полина, что у нас с обороной?

– Ребята готовятся, каждый новичок обязательно проходит курс самообороны и военной подготовки, – ушкуйница подобралась, время шутливых перепалок закончилось — мотивация запредельная. Если кто-то попытается напасть, мы его в блин расплющим. Тем более с нашим техническим превосходством. Но с этим вопросом лучше к Василию.

– Все ведовские поселки способны, по примеру Тихого Бора, собираться в крепости, – Левша не стал дожидаться приглашения и продолжил — Кроме того под каждой крепостью вмонтированы антигравитационные установки, конечно не «конусы», но перелететь в более безопасное место они способны. Дальность до тысячи километров, без подзарядки антигравов.

«Конусы» оборудованы как пассивной противометеоритной защитой, то есть бронированы. Так и активными установками для сбивания угрожающих космических объектов. Скорости реакции системы адаптированы к космическим скоростям. Любое земное оружие мы заметим и снесем раньше, чем оно успеет достигнуть какой-либо станции.

Не представляю, чем они смогут нам навредить.

– Люди, Вася, люди, – вздохнув объяснила Мирослава — ведуны рассеяны по всей планете, плюс их семьи, плюс рабочие на наших производствах не в ведовских поселках. Под удар в первую очередь попадут они.

– Вот потому мы так активно строим независимую инфраструктуру на десятки миллионов людей, – сказал Вадим обращаясь к Степану Аркадьевичу — я знал, что просто не будет.

Плохо, что мы не знаем, где, когда и куда будет нанесен удар. Даже не понимаем, как. Надо думать. Есть идеи?

Идеи были. В конце концов собравшиеся в кабинете душой переживали за общее дело. Версии нападения высказывали самые разные, но без дополнительных данных это было гадание на кофейной гуще.

– А что если, – Яха всегда отличалась прагматизмом — хроноприны либо врут, либо ошибаются? Ну нет у остальных игроков сил, чтобы тягаться с нами в открытом военном противостоянии. Причем они об этом знают, не зря же мы допустили их шпионов куда нам было нужно?

– Яха, – от игривой придурковатости Леля не осталось и следа — не стал бы я поднимать волну, если бы им не поверил. Они знают о чем говорят. А соврать мне в Поле Акаши, попросту нереально.

– Значит, – подвел итог Аз — удар будет невоенным, либо они где-то раздобудут технологии превосходящие наши. Будем рассматривать оба варианта. Что будем делать мы? Наращивать военную составляющую смысла нет, потому что непонятно как и от чего обороняться. Того что есть уже с лихвой хватит на усмирение любой агрессии.

– Тогда надо переходить к режиму осады, – впервые за вечер подала голос Мари, как житель средневековья, она смотрела на вещи проще и практичнее — собирать ресурсы, концентрировать людей и пресекать любые, даже мелкие поползновения, на нас. Проводить учения по гражданской и военной обороне. Запасать еду и воду, подготавливать места для беженцев. Мой муж — Мари всегда произносила это словосочетание как титул — уже начал строительство. Нужно поднажать, чтобы спасти как можно больше народу.

Совещание длилось семь часов, прорабатывали планы эвакуации, способы быстрой переброски людей и ресурсов. Василий исписал почти целую тетрадь набросков и заметок. Начиная от производства усиленных ведовских костюмов, заканчивая съемными поручнями, чтобы людей можно было эвакуировать на грузовых платформах «тэшек».

Голова гудела, когда он вышел в предрассветные сумерки. С наслаждением он закурил и пошел к своему дому, где его ждала жена. Птицы уже начали свои песни и с трудом верилось в то, что они обсуждали на совещании. Ну кому нафиг нужно воевать? Зачем? Тем более, что ведуны пытались помочь человечеству. Но, как и всегда в истории, находились те, кто свое благополучие, ставил выше общественного.

Посыпанная мелким гравием дорожка, хрустела под ногами. Левша был занят мыслями и не видел, что впереди камни почему-то образуют концентрический узор. Ведь он был дома и расслабился. Повышенный магический фон тоже не привлек его внимания, в Тихом Бору это могло быть что угодно, вплоть до материнской молитвы за здоровье ребенка. Тут энергия бурлила потоком в любое время суток.

Он ступил в круг из серого гравия и в первый момент не почувствовал ничего. Через секунду Вася провалился в бездну портала. Дурного, с минимальным энергетическим потенциалом, незаметного и опасного. Его не разорвало в процессе переброски, но крепко потрепало. На это и был расчет. Мужчина потерял драгоценное время и на той стороне его лихо спеленали. Последнее, что он запомнил, это как ему на лицо опускается какая-то шипастая изнутри маска. После чего тьма поглотила Левшу.

КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ЧАСТИ.

Авто под выкуп renault.