Видения в метро – это страшный рассказ автора Genesis, о парне, который однажды сел в метро не в тот вагон.

ВИДЕНИЯ В МЕТРО

Смена режима — весьма болезненная процедура. Причиной служат, как правило, новая работа, переезд, командировка и ещё многое из того, из-за чего приходится встать пораньше. Положение может усугубить безалаберное отношение человека к режиму. А также и другие обстоятельства, порой весьма нежданные…

Мой распорядок дня менялся довольно редко, поэтому я подошёл к очередным переменам без должной серьёзности. Накануне я отправился к другу на небольшой крепкоалкогольный сабантуй. Не помню его точной причины, но впечатления остались самые положительные — увиделся со старыми школьными друзьями. Пили всерьёз, не баловались рюмочкой-двумя. Поэтому с утра голова болела, а в горле резало. Просыпаться не хотелось. И как-то сквозь гул в голове просочилась мысль, что пора ехать домой собирать вещи: вечером я должен был сесть на поезд.

Наскоро реанимированный кофе и минералкой, я направился к метро. Сел на кольцевой ветке в поезд и стал ожидать станции, на которой должен был пересесть… Состояние было вялое, хотелось моментально отключиться. Мелькающие за окном кабели навевали ощущение гипноза. Однако я старательно боролся с безволием, уставившись на карту метрополитена…

Вот и моя остановка. Пассажиры потоком устремились к переходу. За ними волочился и я — временами меня как будто кто-то подталкивал и поддерживал, чтобы я не падал, а продолжал движение. Так мы дошли до другой станции. Как раз в этот момент подошёл поезд с нужной мне стороны.

Мне сразу что-то в нём не понравилось. Состав почему-то был выкрашен в чёрный цвет. Этого, однако, как будто не замечали — толпа равнодушно протискивалась в двери и размещалась в вагонах. Мне в этот раз не досталось сидячего места, и я, ухватившись за поручень, постарался удержать тело на ногах. Ноги были ватными — они просто подгибались, вызывая боль в нагруженной весом тела руке. Но не было и предлога сесть…

С грохотом поезд втянулся в тоннель. Очень скоро свет в вагонах начал противно моргать. Правду говорят, что наши коммуникации совсем запущены… Скоро свет практически пропал: он зажигался и гас на секунду-две. Никто, тем не менее, не спешил паниковать. Молчал и я, не желая выглядеть психом и всё ещё превозмогая головные боли и тошноту.

В тоннеле, мрак которого так и не рассеивали лампы в вагонах, неоновые лампы сменились на небольшие красные лампочки. Примерно в это же время свет в вагоне моргнул в последний раз. Я успел увидеть, что вагон, не прекращавший движения, вдруг опустел. Двери между вагонами были закрыты, пневматические створки не размыкались, поезд не останавливался…

Мне стало страшно. Я был один в пустующем тёмном поезде, освещённым только тревожными красными огнями. Куда меня везут, я не знал и не мог даже представить. Головная боль постепенно ушла на задний план, уступив место ужасу.

Поезд замедлял ход, словно подбираясь к станции. Её ещё было не разобрать: я ехал в хвостовом вагоне. В динамике под потолком вагона прозвучал голос, при всей своей мелодичности пугавший в столь негостеприимной обстановке: ”Уважаемые пассажиры! Не забывайте свои вещи при выходе из состава. Поезд прибывает на конечную станцию…”. Однако названия станции я не услышал: запись оказалась зажёвана, как старая плёнка, и девичий голос заглох, перейдя на последней фразе в скрипучий бас.

Поезд прополз по высокому залу станции, украшенному резными колоннами. Названия станции было не различить — в люстрах горело не более пяти или десяти ламп, которые с трудом освещали только широкий перрон. Судя по стилю оформления всего, что виделось (включая силуэты колонн), это была какая-то достаточно старая станция. Было похоже, что её зачем-то закрыли — то ли на ремонт, то ли ещё почему-то…

Однако меня удивляло, что вагон ещё движется мимо перрона. Он остановился только рядом с дальним тоннелем, где должен был находиться локомотив. Двери медленно раскрылись…

Понимая, что другого пути у меня уже нет, я выбрался на неприветливую станцию и практически ощупью побрёл к выходу. Эскалатор не работал. Вертикальные лампы между дорожек горели далеко не все. Я приготовился подняться по ступеням ближайшей дорожки. Но когда я взглянул вверх, ноги мои словно приросли к полу.

Наверху горела лампа, и в её свете чётко прорисовывался силуэт. Он был похож на человеческий, но это был не человек — люди не бывают такими худыми и с такой узкой головой, чтобы она прямо-таки заострялась к верху, словно у инопланетянина из старых фильмов.

Фигура медленно и молча спускалась по центральной дорожке. Узкая кверху голова снижалась. Я испытывал жгучее желание заорать во всё горло от того, что просто распирало меня изнутри, но мне не хватило воздуха. Я сделал шаг от эскалатора. В голове проносилось: ”Спасайся! Беги!”. Я хотел было припустить прочь от зловещего существа, но вспомнил, что впереди только стена, в которую упирается перрон. Бежать в тоннели? Или, может, попробовать пробежать по одной из двух других дорожек эскалатора?

Сейчас я стал немножко бояться темноты, которая ждала меня в тоннелях. Поэтому я решил пытать счастья на эскалаторе. Я срочно направился вверх по левой дорожке. Тварь так же неспешно спускалась вниз… Но когда я добежал до середины пути, внезапно эскалатор заработал: и моя, и центральная дорожки стали двигаться вниз. Я стал выбиваться из сил, а мой жуткий оппонент достаточно скор оказался внизу и встал у подножия моей дорожки…

Попытка пролезть в промежуток между дорожками не дала плодов — я уже очень устал от борьбы с эскалатором, и головная боль вернулась ко мне. Я сближался с неведомой тварью, стоящей внизу. Я не мог увидеть её лица, но представлял его всё яснее и яснее, и всё ужаснее казалась мне моя судьба…

И тут я внезапно закричал. Мой крик эхом прокатился по станции и оглушил меня… Я кричал, жмуря глаза от избытка усилий, которые вкладывал в крик…

Когда же я открыл глаза, было непривычно светло. Я сидел в обычном вагоне поезда среди пассажиров, самых простых людей. Я постепенно понимал, что по-прежнему нахожусь на кольцевой ветке, проезжая по ней уже далеко не первый круг. Люди вокруг были спокойны — похоже, до них не долетел мой безумный вопль. Он, как и всё виденное мною только что, остался в жутком сне, который я всё это время смотрел, заснув в поезде…

Как оказалось, я катался в состоянии спячки до самого вечера. Все были заняты своими делами и не особо обращали на меня внимание. Все мои планы оказались сорваны: поезд ушёл без меня, билет пришлось менять…

Однако это было мне хорошим уроком. Когда у тебя впереди важное дело, нужно быть готовым к нему уже заранее, не теряя времени на пьянство и чревоугодие. Иначе однажды окажешься в поезде метро, несущемся прямым ходом в преисподнюю…

Завод по производству майонеза - линии производства майонеза.

2 комментария

  1. Кирилл

    Ставлю плюс за развязку))) Как то раз я почти так же на работе во время семинара по ипотечному кредитованию заснул. Только сон был не страшный. Тем не менее забавно было))

  2. Джеймс Эллисон

    Я там был без поезда