Тай (глава 17) – это семнадцатая глава романа ужасов от автора Романа Ударцева.

 

ТАЙ

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

Один в поле не воин. Тем более в современном поле. Посадник это знал и был совершенно спокоен. Да, из-за глупости Борисова, зерцальный насмешник сбежал. Может быть стоило делать не ловушку, а капкан. Но не хотелось привлекать внимания, а убить зазеркальную тварь без выброса энергии трудно. В любом случае, предупредить Тая и Кубану она не успеет, думал старик и ошибался.

Ратина спешила, спешила так, как не может спешить человек. Она обязана была успеть и тогда она сделала невозможное. Посадник представил все вероятные пути и даже поставил на некоторых по взводу Паду. Как человек Ратина не прошла бы мимо, шипастых стражей мимикрией не обманешь. Зерцальные насмешники умели перемещаться по зеркалам, но и тут Давэр был спокоен. Поезд движущийся объект, так что без вариантов.

Единственное, куда не посмотрел старик, это вверх. Для него человечество всегда было лишь сборищем примитивных обезьян. А современные технологии он воспринимал с улыбкой. Подумаешь, мобильный телефон? Спутниковая навигация? Ха! Пластмассовые игрушки для детей! Как связаны эти игрушки и громадные ракеты, что люди пускают в небо, Давэр не задумывался.

Между тем, чтобы все человеческие игрушки работали исправно, люди запускали, запускают и будут запускать спутники. Красивейшее зрелище, если конечно затолкать свое чувство превосходства поглубже и посмотреть. Системой связи ГЛОНАСС были оборудованы все поезда в России. Зачем поезду система спутниковой навигации, вопрос другой. Возможно, чтобы не заблудится на рельсах, всякое ведь бывает. Но для Ратины было важнее другое – все спутники были оборудованы высококлассной оптикой, лучшей в мире.

Прыжок из зеркала в зеркало был сродни полету пули в цель. На пару десятков метров это было не сложнее прыжка на подножку трамвая. Когда расстояние увеличивалось, целиться приходилось тщательнее. Километр-два уже были труднодоступны, опасны и вызывали холодок в груди. Сейчас ей требовалось прыгнуть дважды на двадцать тысяч километров.

Прикидывать, какие у нее шансы попасть и насколько вероятнее она погибнет, Ратина не стала. Выдохнула и прыгнула. Обычно прыжок занимал доли секунды. Сейчас она летела две минуты. Долгие минуты, во время которых нельзя было пошевелиться, только надеяться, что направление выбрано правильно. Инерцией спутник отшвырнуло на два метра дальше от Земли, но она справилась. Не позволяя себе расслабится, она сиганула снова. Если она промахнется сейчас, то не замерзнет в космосе — ее расплющит о поверхность.

Стекло в поезде не выдержало и лопнуло, а зазеркальная красавица кубарем вломилась в вагон. То, что вагон был не тот, ее не смутило. Она заставила себя подняться и помчалась к Кубане. Это был второй вагон, а ее друзья окопались в девятом. По пути она орала как резанная:

– Пожар! Пожар! — и срывала стоп-краны.

Мат, крики и грохот падающих тел разрастались за ее спиной. Наконец она вынесла дверь в девятый вагон. Тонкий писк резанул по ушам сонных, перепуганных людей. Времени, чтобы объяснять все человеческим языком у зерцального насмешника не было. Речь пришельцев была более информативна и куда быстрее.

Для Тая и Кубаны ее появление в вагоне не было сюрпризом. Шум от ее падения со спутника уже был достаточно заметным для них. Между тем, расстояние между поездами сокращалось и надо было выводить людей. Тай напрягся и создал иллюзию пламени, бушующего на соседних рельсах. Это мотивировало людей куда лучше, чем крики и полет с второй полки. Дембеля-матросы, не допустили паники, расколотив окна и открыв двери они вытащили в первую очередь детей, а потом помогали людям выйти.

Догматик сжигал силы браслета, чтобы увеличить иллюзию и заставить людей отбежать как можно дальше от поезда. Товарняк поравнялся с поездом и цистерна «50440800» соскочила с крепления. Если бы Ратина не остановила поезд, было бы еще хуже, но и на скорости в восемьдесят километров час, нагретая солнцем кислота брызнула на поезд, как гигантский аэрозольный баллон.

По-летнему времени, все окна в вагонах были открыты и желто-зеленый туман ворвался внутрь. Раздались истошные вопли тех, кто не успел выбраться. Один из дембелей сорвался на детский крик, Тай не успел его остановить.

Парень добежал до поезда, каких-то пятьдесят шагов, но не сумел взяться за поручень, мясо отвалилось с костей. Видимо он вдохнул ядовитый туман, потому что не смог даже закричать. Плоть сползала с костей как студень с горячей вилки. Через секунду бесформенное тело осело на грязную насыпь.

Посадник специально подобрал безветренную погоду, чтобы увеличить эффект. Это сыграло на руку выжившим. Серная кислота довольно тяжелая и желто—зеленый туман медленно оседал маслянистыми каплями. Машинист товарняка остановил состав, а когда увидел, что произошло, умер от сердечного приступа.

С нарядного пассажирского состава сползала краска и не доносилось ни звука. Все, кому не повезло выбраться погибли. Тай отметил три взлетевшие в небеса искорки. У троих оказались легкие души. Остальные осели в Тяжелую Землю.

– Тай, – тихо сказала Людмила за спиной у догматика.

– Подожди, – отмахнулся он.

– Не могу я ждать, Тай, – что-то в голосе женщины заставило догматика обернуться.

Люда выбралась из вагона. Тай проследил за этим. Как он проследил за тем, чтобы она не осталась рядом с поездом, а поднялась на холм. Сейчас женщина сидела в безопасности на траве, а под ней растекалась лужа крови. Осколок стекла вонзился в ногу. Порез был неглубокий, но достал до бедренной артерии. Тай бросился делать жгут, но было уже поздно. Женщина умирала. Она вцепилась в него, единственного, кого сумела полюбить. Не смерть ее страшила — разлука. Хотелось удержать, остановить мгновение, вот только пальцы становились все слабее.

– Я тебя верну! — прошептал Тай ей на ухо, и она умерла улыбаясь.

– Тай, подожди и посмотри, какая у нее душа, – тихо сказала Кубана.

– Плевать! — с хрустом в душе, Тай ломал внутри Первую Догму — Обойдется Демиург без ее души!

Людмила выбралась из тела и удивленно оглядывалась по сторонам. Тай рванулся к ней. Женщина испуганно отшатнулась. Сейчас она видела догматика таким, каким он был на самом деле. Кубана вцепилась в друга, не давая ему затолкать душу обратно в тело.

– Подожди, мать твою через колено! — тяжело пыхтела она — Просто подожди! Она не тяжелая!

– Чертова девка! — Тай не мог содрать с себя Кубану и секунды, когда можно было вколотить душу обратно в тело, исчезали одна за одной.

Людмила и не думала осыпаться. Впрочем, на верх ее тоже не тащило. Поняв в чем дело, Ратина тоже повисла на догматике. Вдвоем они сумели остановить его.

– Видишь?! — крикнула Кубана — Она аэкватис!

– Если бы ты засунул душу обратно, то погубил ее, – сказала Ратина.

– Что происходит? — Люда вертела головой, пока не увидела собственное мертвое тело.

– Невероятно, – Тай обмяк и сел на землю — я думал это сказки.

– Если кратко, сестренка, – Кубана не подходила к Людмиле близко, чтобы не провоцировать, паника и так захлестнула ее через край, а настоящий вид друзей спокойствия не добавлял — ты умерла. Но ты слишком легкая, чтобы осыпаться в Тяжелую Землю и слишком тяжелая, чтобы тебя прибрал Демиург. Уникальное и, поверь мне, счастливое состояние. А теперь надо заняться делом, расспросы потом.

Тай уже пришел в себя и принялся оценивать ущерб. В поезде ехало пятьсот двадцать пассажиров и сотрудников. Выскочить на холм успело четыреста пятьдесят. Для семидесяти поезд стал мучительной ловушкой и могилой. Погибли почти все проводники, они до последнего обеспечивали эвакуацию. Проводница из их поезда оказалась на холме, один из матросов успел ее подхватить. Но от улыбки не осталось ничего. Она кричала оплавленным ожогом ртом и умирала. Тай подошел и вздохнул, сделать для нее он не мог ничего. Послав импульс, он остановил сердце девушки, чтобы она не мучилась. Душа выскочила из тела почти мгновенно. На секунду обернулась, озорно блеснув глазами, и обратившись в искру умчалась наверх. Вся конспирация шла коту под хвост, хотя догматику было уже наплевать.

Инстинкты потихоньку отступали и на место паники, к людям приходило горе и ужас. Военные моряки, хоть и молодые ребята, быстро взяли на себя ответственность и пытались навести порядок. Форма, пусть и неподходящая в окрестностях Воронежа, действовала успокаивающе. Им удалось удержать некоторых пассажиров от попытки влезть в поезд. Хотя это было непросто, у многих там остались родственники и друзья.

Им самим было страшно, но мужчина познается именно в подобных ситуациях. Они были хоть и молодыми, но мужчинами. Тай, Кубана и Ратина не вмешивались. Догматик, только создал иллюзию уже на самом поезде, чтобы придать ему более опасный вид и удержать особо ретивых. Облезлая краска и потекшая резина не особо впечатляли. Но лужи вокруг поезда были не водой, а концентрированной кислотой.

– Какого хера ты делаешь? — Посадник как всегда появился из ниоткуда и подошел к ним, брезгливо обходя раненых и умирающих людей.

Тай молчал. Кубана и Ратина стали у него по бокам, готовясь к бою. Людмила не стала геройствовать. Если Кубана и Тай выглядели странными и необычными в своем истинном обличии, то этот старичок был похож на гигантский изъеденный червями скелет. Чтобы это ни было, оно опасно, поняла женщина и юркнула за спины своих друзей.

– Тебе надо было, – Посадник наставительно поднял палец — вколачивать души в тела, а не устраивать спасательную операцию!

Общение на Кольцах не всегда было на словах, точнее не только на словах. В мозге Тая вспыхнула картина: он идет в вагоне через желто-зеленый туман, хватает души и запихивает их обратно в воющие от химических ожогов тела. Раз за разом лишая людей возможности сбежать в смерть и накачивая артефакт запредельной энергией. Всех подряд: женщин, мужчин, детей. Все равно через несколько минут они не будут внешне отличаться. Его заданием было дать смерти отсрочку.

– Да ты рехнулся! — догматик вдруг понял эту очевидную истину.

Давэр засмеялся, искренне и звонко. Это было настолько неуместно и дико, что люди стали оборачиваться.

– Ты и не собирался становиться тяжелой душой, – сказала Кубана — тебе нужно другое.

– Надо было с тобой заключить сделку, а не с этим моралистом, – кивнул Посадник — ты умнее этого придурка.

– Ты хотел обеспечить этому телу бессмертие? — спросила Кубана, ее хвост нервно хлестал из стороны в сторону, – Не мог сдохнуть как все?

– Я не все, – гордо ответил Посадник.

– Да уж, – подала голос Ратина — редкий экземпляр урода. Твой план провалился, что будешь дальше делать?

– С чего бы это он провалился? — искренне удивился Давэр — Небольшая коррекция и всего-то.

Посадник снова исчез. Тай огляделся, со всех сторон к поезду приближались фигуры, семенящих охающих бабусек. Взводы Паду должны были уничтожить свидетелей и сжимали кольцо.

– Что будем делать, Тай? — прошептала Кубана — Даже один взвод Паду прикончить трудно, а их тут десятки. Это конец?

Какая-то девочка, лет пятнадцати, побежала на встречу бабушкам. Во всем этом хаосе и ужасе, ей хотелось, чтобы кто-то помог. Ей всегда помогала ее бабушка, поэтому она искала помощи в чем-то знакомом. Не добежав десяти шагов, она остановилась. Даже до нее дошло, что бабки странные. Но было уже поздно, взвод Паду потянулся к ней шипастыми ветвями и разорвал несчастную в клочья. Только голова, с длинной русой косой и застывшим на юном лице удивлением, взлетела вверх и глухо стукнулась о траву.

Люди на холме это увидели. Возможно, до аварии они бы ударились в панику, но сейчас их способность ужасаться, да и просто анализировать, равнялась нулю. Инстинкты хранили человечество сотни тысяч лет и сейчас они диктовали свои условия. Увидев, что бежать некуда, люди стали племенем. Единым организмом, с единым древним разумом. Детей загнали внутрь, а кругом стали мужчины от двенадцати до девяноста лет. Будь то пещерный медведь, гигантская гиена или непонятная хрень с шипами, люди не собирались сдаваться без боя. Тай ухмыльнулся. Посадник слишком пренебрежительно относился к людям и их способностям, а зря. Шансы еще были.

Душевые перегородки

2 комментария

  1. morozko

    Супер просто. Роман прямо вот настаиваю..вам писать нужно профес-но просто и зарабатывать этим..книги или сценарии….

  2. Роман Ударцев

    Спасибо за добрые слова, Морозко.
    С зарабатывать пока не очень получается, но капля камень точит)