vedun36

Ведун (глава тридцать шестая) – это тридцать шестая глава мистического романа “Ведун” от нашего автора Романа Ударцева.

ВЕДУН

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

На тот случай, если полированного мрамора, гранита и базальта будет не достаточно, чтобы создать помпезное убранство, архитекторы добавили украшения из золота, серебра, драгоценных и полудрагоценных камней. Отчего дворец изнутри напоминал выставку елочных игрушек и боевого оружия одновременно. На стенах в каждой зале висел арсенал холодного оружия, достаточный для вооружения небольшой армии. Но при этом все мечи, ножи, топоры и булавы, были огромными и нефункциональными. Доспехи расставленные по углам, годились лишь для голливудских постановок, а не для реального боя. Чего стоили хотя бы шлемы, богато украшенные рогами, чеканными розами и ажурными накладками. Как меч или клевец скользнет вдоль шлема, если на нем куча украшений, Волк понять не мог.

В нем вопили от возмущения, воспоминания средневековых бойцов. Все эти побрякушки можно было напялить на парад, в настоящем сражении они будут только мешать. Боевое оружие неброское, оно практичное.

Пока Волк фыркал от возмущения, Полина высматривала совсем другие вещи. Например, в замке не было грязи. Даже на высоко расположенных гобеленах, не было и следа пыли. Значит либо здесь трудится армия очень усердных слуг, либо это очень странный замок, умеющий самоочищаться.

Правда иногда попадались роботы, вроде Булика, которого они оставили у входа, но они капали маслом и никак не походили на чистильщиков. Живые же существа: эльфы, гномы, люди и какие-то клыкастые, грузные парни пахнущие прелой листвой. Все они были одеты в доспехи и вооружены. Никого с тряпкой или поварешкой.

Ради интереса она заглянула в открытую боковую дверцу, но вместо технического помещения, которых в замке должно быть дофига, увидела груды золота на полу и открытые сундуки с драгоценностями. Сокровищницу никто не охранял, видимо воровства здесь не бывало или золото не имеет цены.

Наконец длинная череда залов привела их в тронный. Огромное помещение, помимо уже привычных доспехов, щитов и оружия, было украшено разными флагами, с изображениями геральдических зверей и каких-то иегроглифов. Золотой трон стоял на постаменте из черепов. На металл была наброшена пятнистая шкура и Королева Варваров развалилась на нем с небрежным удобством. Перед ней стояло с десяток вельмож и внимали словам ее величества. Элиардрин согнулся в поклоне и заголосил:

– Узрите Хранительницу Света, Воительницу Ветра, Королеву Варваров, ее величество Марину Первую!

Волк присмотрелся к королеве и рванул вперед. Гном попытался было преградить путь наглецу, но был отброшен как кусок пенопласта. Та же участь постигла вельмож. А еще через секунду Волк сжимал в объятиях свою любимую, которую уже и не чаял когда-нибудь увидеть.

Ему было плевать, что Маришка прибавила килограмм десять мускулов и сантиметров десять роста, а густые волосы стали огромной копной. Тем более его не волновала и корона в волосах возлюбленной, а кряхтящих и потирающих ушибы придворных он попросту не видел.

Маришка целовала его, ведь ее страсть была ничуть не меньше. Лишь на секунду она отвлеклась, чтобы жестом показать придворным на выход. Обиженные царедворцы, ругаясь сквозь зубы, покинули царские покои.

– Вовчик, – Маришка наконец нашла в себе силы оторваться от него — я же писала тебе, чтобы ты не приходил!

Полина подошла ближе и поздоровалась. Королева Варваров ограничилась ответным кивком. Все ее внимание было приковано к любимому человеку. Она впитывала его вид, запах, ощущение. Потому что предстояла очень долгая разлука. Ее сердце рвалось от тоски и предстоящего расставания. И от того, что ей придется быть жестокой к любимому.

– Ты же не думала, – усмехнулся Волк — что меня остановит жалкая бумажка? Я пришел за тобой, мы своих не бросаем!

– Ох, Вовчик-Вовчик, – вздохнула девушка и попыталась еще раз воззвать к голосу разума, не надеясь впрочем на результат — Тебе придется уйти. А мне придется остаться. Это законы вселенной. Их нельзя нарушать. Вадим и так ходит по краю, со своим безумным планом. Но выдернуть мертвого ведуна из Ирия? Так нельзя! — видя, что лицо любимого темнеет от гнева, она постаралась придать голосу ласки и убедительности — Милый, я буду ждать тебя здесь. Великий Дух обещал нам встречу, когда придет твое время. Мы будем вместе, надо только подождать.

– Вадим ждет нас. — жестко и холодно ответил Волк, Маришка увидела наконец насколько изменился ее любимый, стал жестче и суше. Его любовь не уменьшилась, но это была любовь ушкуйника, страсть бойца, вибрирующая как клинок вонзившийся в дерево.

– Нельзя! — застонала Маришка — Пойми, мы вмешиваемся в естественный ход развития нашего мира!

– Плевать! Вадим нас ждет! — повторил ушкуйник — Мы ему должны. — парень сузил глаза и добавил — Ты ему должна!

– Прости меня… – прошептала Маришка и предала любимого человека.

Она взяла золотое перо лежащее на подлокотнике и написала в воздухе сложный иероглиф. За дверями послышался звон фанфар. Следом усиленный динамиками голос заявил: «Всем, всем, всем! Хранительница Света, Воительница Ветра, Королева Варваров Марина Первая, провозглашает охоту на падших Владимира, прозванного Волком и Полину. Кто первый поразит отступников, получит награду из рук королевы!» Запись была цикличная, а транслировали ее по всему Оксту.

– Ты же знаешь где ты? — спросила Маришка, утирая слезы.

– Да, в городе компьютерных задротов и геймеров! — легко и непринужденно улыбнулся Волк — Они настолько привыкли при жизни прокачивать сверхспособности своих компьютерных персонажей, что сами стали полуведунами. В человеческий ад и рай их не берут, вот Ирий и пытается докачать их до уровня хотя бы мелкого шамана, чтобы сбагрить души хоть куда-то.

– Да, это Чертог Обманщиков! — Маришку взбесила реакция парня, она вся морально мучается от предательства, а он лыбится как на концерте юмориста — И они тебя убъют, если ты не уйдешь из Ирия!

– Маришка, – подала наконец голос Полина — ты серьезно? Мы их просто в клочья порвем. Не напрягаясь.

– И потащите на себе моральный груз? — Маришка еще не понимала, что ушкуйники смотрят на убийство совсем не так, как ведуны. — За моим троном скрытый проход к порталу обратно на Землю. Уходите, они уже близко.

Действительно грохот доспехов и топот раздавался все ближе. Видимо царедворцы оценили, с какой легкостью Волк разметал их и сначала сходили за подкреплением. Маришка рыдала и поторапливала их уйти.

– Прости, прости любовь моя! — причитала девушка — Прости!

– Ты меня тоже прости, солнышко! — ответил Волк и поцеловал любимую.

– За что? — не поняла Маришка.

Волк молча двинул ей кулаком. Удар был тщательно рассчитан, чтобы не убить ее, но лишить сознания. Плевать он хотел на вселенские законы и загибы совести любимой женщины. Ни Великий Дух, ни даже господь Ахуромазда, никогда не станут между ним и его сердцем. А за шишку он потом извинится, решил Волк. Он перебросил тело девушки на плечи махнул Полине и они помчались по коридору к порталу на Землю. Орава компьютерных качков вломилась в уже пустующий зал. Впрочем, это сберегло им жизни, потому что место, куда Вадим перенаправил портал, было очень мягко говоря, некомфортным для проживания.

Мороз резанул по открытой коже, как острый нож. Такого холода Волк не испытывал никогда в жизни. Ураганный ветер пытался сорвать с его плеч Маришку. Полина опять обрела ноги, но и ее тело забастовало. Летний камуфляж, в который были одеты ушкуйники, на снежной равнине с температурой минус шестьдесят, грел не лучше, ажурных доспехов Королевы Варваров.

– Вадим! — заревел Волк — Ты совсем свихнулся?!

– Сюда! — Вадим находился всего в пятидесяти шагах, но из-за бури его было почти не видно.

С трудом передвигая одеревеневшими ногами, ушкуйники двинулись на голос. Вадим стоял у входа в снежную иглу, вполне приличных размеров. Когда они прошли низкий коридор, замыкавший их Вадим, обрушил вход, чтобы метель не задувала в укрытие. Внутри тоже был не курорт, но плюс пять, после минус шестидесяти, казались почти баней. Возле дальней стены были сложены ящики с припасами, одеждой и снаряжением. Учитель достал им комплекты термобелья и пуховики. Маришка уже пришла в себя и принялась вопить:

– Уроды! — она врезала любимому по челюсти так, что тот отлетел метра на три — Я просила меня спасать? Нет, мать перемать, я вас спрашиваю, я просила?

– Одевайся, – холодно ответил Вадим.

– Великий Дух, – заорала девушка — объяснил мне…

– Цыть! — Вадим сказал вроде негромко, но заткнулись все, включая разъярённую Маришку — Это тебе он Великий Дух, а мне двоюродный брат и отнюдь не звезда на небосклоне интеллекта. А теперь оденься. Ты же простудишься.

Вот эта грубоватая, но такая родная забота Учителя и доконала Маришку. Она виновато опустила голову и уткнулась ему в грудь. Девушка твердо знала, что это ее семья и что бы не случилось, они будут любить ее и заботится о ней. Какое-то время она еще сердито поглядывала на Волка, да и то, так сказать, для профилактики.

Вадим не стал искать в ящиках керосинку и подогрел еду заклятьем. Друзья накинулись на тушенку с рисом, запивая это добро чаем с изрядной порцией коньяка. Полина, первая озвучила интересующие ушкуйников вопросы:

– И где мы находимся? — она задумчиво сминала червями жестяную банку от консервов — А, главное зачем?

– Находимся мы в Антарктиде, в месте под названием Полюс Недоступности.

– Очень приятное во всех отношениях место, – съязвила Маришка — хотя я бы предпочла Фиджи или Крым. А то, тут как-то пустовато, за пивом далеко ходить.

– Скоро, – грустно усмехнулся Вадим — ты скажешь мне спасибо, что здесь так «пустовато». Это самое пустое место на планете. И это было главным критерием моего выбора.

– Объясни, Учитель? — спросил Волк.

– Власть без ответственности, всегда становится тиранией. И чем больше власть, тем больше искушение. Вы ушкуйники, у вас власти больше, чем у некоторых государств. Для мира, вы как волки в курятнике. И что надо сделать?

– Ты собираешься посадить нас на цепь? — насторожилась Полина, она уже досыта насиделась в подвале.

– Не я, – покачал головой Вадим — обуздать внутреннего зверя можете только вы сами. Я лишь дам вам выбор, а воспользоваться Бременем Ушкуйников или не надо, решайте сами. А теперь мне пора. Чем меньше живых существ будет рядом, пока вы трансформируетесь, тем вам будет легче.

С этими словами Вадим воткнул в пол три невесть откуда взявшихся, ивовых прутика и исчез в водовороте портала. Друзья смотрели на прутики как на взведенную бомбу. Впрочем, для них это могло быть хуже бомбы. Никто не решался сделать первый шаг. Прошло минут пять. Потом Волк сказал:

– Ой, да нафиг! Ноги уже затекли на месте стоять.

После чего взял один из прутьев в руку. Маришка и Полина последовали его примеру. Пару минут ничего не происходило, а потом словно гора упала на ребят.

Ответственность могла быть тяжелой, причем в буквальном смысле. Ребят прижало к ледяному полу. Но они этого уже не осознавали. Каждый впитывал знание о той невероятной мощи, что скрывалась в их телах, но при этом и знание как этой мощью можно искалечить и убить. Просто походя из глупости и равнодушия.

Они слышали последний крик чайки, которую умудрилась схватить касатка у берега. И испытывали вину за это, потому что могли спасти несчастную птицу, их сил хватило бы. Теперь на одиноком гнезде, замерзнут два яйца, которые никогда не станут птицами и это их вина.

Ореол их восприятия расширялся. Вот уже девочка потерявшаяся среди скал на Огненной Земле, плачет и зовет на помощь. Малышка устала и проголодалась, а каждая ее слеза кислотой жгла сердца ушкуйников. Они знали, что ребенок не выживет и это убивало их вместе с ней. Расплющивало их сознание и заставляло совесть биться как зверь о стенки разума.

У противоположного берега рыбак сбрасывал за борт тело друга, что переспал с его женой. Он думал, что посылает в пучину труп, но ушкуйники видели, что жертва еще жива, просто в глубокой предсмертной коме. Злость, ярость и вина рыбака орала им в уши, заставляя души съеживаться от ужаса. Будь на месте троих один человек, то он бы уже умер. Потому что даже сойдя с ума, невозможно переживать за весь мир.

Тела ушкуйников бились в агонии на холодном полу, а души метались из стороны в сторону, принимая ответственность за все происходящее. Маришке и Волку было чуть-чуть, на миллионную долю легче, ведь они любили друг друга и поддерживали даже на подсознательном уровне. А вот Полина билась практически в одиночку. Друзья пытались ей помочь, но почти безрезультатно, все равно как сбить пламя с соседа, когда вы оба в бесконечном океане огня.

Секунды тикали, а Бремя ковало железный намордник для трех ушкуйников.

Самым сложным было не выйти, не отбросить эту мучительную способность сопереживать. Но все трое знали, откажись они от этого, то превратятся в монстров, бездушных и жестоких. В кошмарных тварей, заливающих Землю кровью от полюса до полюса. Поэтому они терпели и ждали, когда Бремя возьмет их целиком. Если бы у них было время и возможность, они бы молились, чтобы это произошло до того, как их сфера восприятия достигнет крупных человеческих поселений. Такого уровня страданий они попросту не переживут.

Интернет в загородный дом как подключить интернет дома.

Один комментарий

  1. Светлана Енгалычева

    Неожиданно.